Новости
11 августа 2020

Путешествие из Петербурга в Ораниенбаум

Путешествие из Петербурга в Ораниенбаум

Продолжение. Начало в №№ 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 25, 26, 27, 29.

Ломоносов

Город Ломоносов (Ораниенбаум) расположен на южном берегу Финского залива, в 40 километрах от Санкт-Петербурга, напротив Кронштадта на острове Котлин. Основная часть города с Верхним дворцовым парком лежит на высоком Иликовском плато – одном из участков Балтийско-Ладожского уступа, который в этом месте пересекается рекой Каростой (Каростью).

Ломоносов – город, на первый взгляд, нелогичный. Являясь центром Ломоносовского муниципального района Ленинградской области, он сам административно принадлежит к территории Санкт-Петербурга. У города много названий – бывших, официальных, иноязычных и сленговых. Исторически Ломоносов всегда был Ораниенбаумом. Имя Михаила Васильевича Ломоносова, «первого российского учёного», просветителя, поэта, художника было присвоено городу в 1948 году, в разгар борьбы с космополитизмом, на основании того факта, что в 24 километрах отсюда, в деревне Усть-Рудица находилась принадлежавшая Ломоносову фабрика, где учёный занимался разработкой цветного стекла и смальт для своих знаменитых мозаик. От старого Ораниенбаума остались, как это часто бывало в СССР, лишь две железнодорожные станции. Кроме того в прежние времена существовали названия Ранибом и даже Аренбог. Сленговый Рамбов благополучно дожил до наших дней, как и финские Rampova (по созвучию) и Kaarosta, (по деревушке, стоявшей в дремучем лесу на месте будущего Ораниенбаума).

Oranienbaum – немецкое слово, означающее в переводе апельсиновое дерево. Встречающееся иногда в источниках указание на выращивание в местных оранжереях апельсинов является лишь переозвучиванием красивой дворцовой легенды. В действительности название городу дано в честь Вильгельма III Оранского, штатгальтера (правителя) Нидерландов и короля Англии, которому симпатизировал и с которым лично встречался Пётр I в ходе «Великого посольства» 1697–1698 годов. В 1703 году Пётр основал под Воронежем крепость Ораниенбург, которую подарил А.Д.Меншикову. Закладывая дворец под Петербургом, «Данилыч» сделал ответный жест – назвал свою резиденцию Ораниенбаумом.

Вопрос о возвращении городу Ломоносов исторического названия активно муссировался в 1990‑е годы, однако тень великого холмогорского рыбака в конечном итоге решили всё же не беспокоить. Ломоносов является вторым по значимости населённым пунктом исторической Петергофской дороги и самым последним в неофициальной «табели о рангах» дворцовых пригородов Петербурга – после Петергофа, Царского Села, Павловска, Стрельны и Гатчины. Второму обстоятельству способствовала многолетняя отчуждённость ораниенбаумских дворцов и парков. Ораниенбаум – единственный дворцовый пригород Ленинграда, который в войну не был оккупирован. В послевоенные годы все силы были брошены на восстановление пострадавших ансамблей. На Ломоносов долго не обращали внимания. Неудивительно, что он начал хиреть и разрушаться.

Вот и получилось, что туристы, слышавшие о Китайском дворце, Катальной горке и дворце Петра Ш, напрочь лишены представления о таких знаковых объектах в ораниенбаумских парках как Меншиковский дворец и «Русская Швейцария», не говоря уже о «диванах императрицы» или достопримечательностях самого города. Нехватка средств на реставрацию Ораниенбаума ощущалась до последнего времени, пока ансамбль не стал филиалом ГМЗ «Петергоф». Сейчас полным ходом идут реставрационные работы. Однако до полного возрождения ораниенбаумских дворцов и парков ещё далеко.

Во время шведского господства местность нынешнего Ломоносова входила в состав Нотебургского лёна Ингерманландии и принадлежала сначала Юхану Скитте, а затем, в составе мызы Пронсмойсио (в русский период по созвучию получившей название Бронной), председателю апелляционного суда Финляндии Акселю Столарму и, позднее, Марии Кюле.

В отличие от Петергофа, в районе Ораниенбаума не существовало шведских мыз. Цивилизация была представлена здесь несколькими деревнями в два-три двора и хуторами. На восточном берегу современного Нижнего пруда находилась деревня Каароста, рядом с нынешними Каменным зало, Катальной горкой, на западной границе Верхнего парка стояли, соответственно, хутора Яаккола, Лаунела и Коменсила. Деревня Орала располагалась в районе нынешнего Кавалерского корпуса.

История Ораниенбаума начинается в 1710 году с выделения «светлейшему князю Ингерманландскому А.Д.Меншикову участка на Петергофской дороге с видом на море и Кронштадт. Через десять лет Большой дворец в Ораниенбауме, построенный по проекту сперва Джованни Фонтана, потом Иоганна Шеделя, по своему размаху и архитектурным достоинствам превзошёл многие дворцы самого всероссийского императора.

Каковы были долгоиграющие планы светлейшего – в дворцовом строительстве в частности и в политике вообще, – можно догадаться хотя бы по царской короне на крыше Большого дворца. Становится ясно, почему «Голиаф» в своё время так круто доигрался. В общем, второго Годунова из него не получилось.

После Меншикова у Ораниенбаума сменилось много хозяев. 17 ноября 1743 года императрица Елизавета пожаловала имение своему наследнику Петру Фёдоровичу. Новое строительство началось с возведения к югу от дворца крепости Екатеринбурх, а вскоре под руководством великого Растрелли приступили к созданию комплекса крепости Петерштадт. Этой игрушечной цитадели с настоящими пушками и солдатами, выписанными из немецкого герцогства Гольштейн («отряд голштинских военных людей»), предстояло стать свидетелем трагикомического падения внука Петра Великого с российского престола.

23 июня 1762 года Пётр присутствовал в крепости на освящении лютеранской церкви. Утром 28 июня император со свитой отправился в Петергоф к супруге, где должен был состояться торжественный обед в честь его тезоименитства, но Екатерина уже отбыла с Алексеем Орловым в Петербург – приводить к присяге гвардейские полки. Узнав о столичной «заварушке», Пётр поднял свой слабый голштинский гарнизон в ружьё, но, не надеясь на него, попытался высадиться в Кронштадте. Однако в крепость законного самодержца попросту не пустили. В 3 часа ночи Пётр III вернулся в Ораниенбаум и осознал, что всё происходит всерьёз: императором ему уже не быть, а императрицей станет его супруга, которую он недавно так опрометчиво обозвал прилюдно дурой. Голштинцы были распущены по домам, а утром 29‑го, после подписания в Японском павильоне Большого дворца отречения от престола, Орлов и Панин увезли бывшего царя в Петергоф, низложенного и размякшего.

Случайный гость русского престола – Пётр Фёдорович Романов, урождённый Карл Петер Ульрих Гольштейн-Готторпский, был внуком Петра I (сыном его дочери Анны Петровны), и, одновременно, по линии отца, владетельного герцога Голыштейн-Готторпского Карла Фридриха, – внучатым племянником непримиримого противника Петра Карла XII шведского. Долгое время Карл Петер Ульрих воспитывался своим двоюродным дядей епископом Адольфом Эйтенским, будущим королём Швеции Адольфом Фредриком, как наследник шведского престола. Императрица Елизавета Петровна вызвала принца в Россию, сделала наследником и женила на принцессе Софии Фредерике Августе Ангальт-Цербстской, будущей императрице Екатерине II. Провозглашённый после смерти Елизаветы 25 декабря 1761 года императором Пётр Фёдорович не успел даже короноваться: через полгода он был свергнут гвардией и вскоре его не стало.

Кем был седьмой по счёту российский император: дегенератом на троне или опередившим своё время реформатором, который поплатился властью и жизнью за смелую попытку приблизить Россию к модным ныне «евростандартам»? В оценках личности Петра III в настоящее время сталкиваются традиционный подход с подчёркиванием его пороков (пьянство, инфантилизм, пристрастие к военным экзерцициям с поклонением врагу России Фридриху II, плохое знание русского языка и т. д.) и альтернативная позиция, отмечающая неоспоримые заслуги императора как государственного деятеля. Первыми творцами негативной версии были, конечно же, организаторы дворцового переворота – Екатерина II, братья Орловы, Екатерина Дашкова, Никита Панин. Это понятно: а что им ещё говорить в своё оправдание? Общественному мнению Европы нужно было показать, что лишь поведение Петра заставило высокопоставленных заговорщиков включиться в политическую борьбу и стать «спасителями» отечества.

Однако от исторических фактов никуда не уйдёшь: Пётр упразднил чудовищную тайную розыскных дел канцелярию, подписал «Манифест о вольности дворянства», создал государственный банк с выпуском первых в России бумажных денег – ассигнаций, перестал преследовать старообрядцев, снизил налог на соль и совершил множество других полезных дел. И это всё за каких-то 186 дней правления! Удивительно, но нововведения Петра во многом явились основой следующего царствования… Да, Пётр явно симпатизировал лютеранской церкви, в лоне которой он воспитывался в детстве (ему даже приписывают намерение реформировать русское православие по лютеранскому образцу: без бород у священников, почитания икон и т. д.), был хилым и болезненным, заключил невыгодный мир с Пруссией и тут же задумал войну с Данией из-за голштинских территориальных споров. Последнее намерение и послужило основной причиной заговора в гвардии. Офицеры-гвардейцы не хотели на войну и стремились остаться в Петербурге, кутить и гулять «как при матушке Елисавет Петровне».

Подлинные обстоятельства смерти Петра Ш до сих пор не известны. После переворота бывшего царя под присмотром Алексея Орлова вывезли в пригородную Ропщу. Екатерина склонялась к варианту выдворения мужа за границу. Современные исследования доказали подложность известного письма Орлова, в котором он признаётся любовнице своего брата в убийстве Петра. В этом свете правдивой выглядит как раз официальная версия: смерть от прогрессирующей диареи с признаками инсульта, вызванными сильным душевным волнением и неумеренным употреблением алкоголя. «Боюсь гнева Вашего Величества, штоб вы чего на нас неистоваго подумать не изволили и штоб мы не были притчиною смерти злодея вашего <…> он сам теперь так болен, што не думаю, штоб он дожил до вечера и почти совсем уже в беспамятстве…» – вот подлинное письменное свидетельство Орлова. Показателем любви к Петру простых подданных Российской империи являются около сорока самозванцев, «всклепавших на себя имя покойного императора» – от подгулявшего купчика-армянина Антона Асланбекова до кровавого крестьянского царя Емельяна Ивановича Пугачёва.

В 1780 году Ораниенбаум получил статус уездного города, а в 1837‑м имение перешло в собственность младшего сына императора Павла I – великого князя Михаила. С 1894 года и до революции владельцами Ораниенбаума были родственники российского императорского дома герцоги Мекленбург-Стрелицкие.

Старый Ораниенбаум связан с биографией многих известных людей России. В запасниках Русского музея хранится портрет выдающегося детского врача Карла Андреевича Раухфуса (1835-1915) кисти знаменитого портретиста Ивана Крамского. Полотно это не было завершено. 24 марта 1887 года в Ораниенбауме, во время работы над портретом, Крамской внезапно наклонился и упал как подкошенный. Доктор Раухфус попытался оказать ему помощь, но всё уже было кончено… Художник умер прямо за работой, как и мечтал, «с палитрой в руках», мгновенно и тихо.

Из книги Андрея Сырова «Забытые достопримечательности южного берега Финского залива». Продолжение следует.

Для размещения сообщений, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.
Вернуться к списку новостей
«Август 2020»
ПнВтСрЧтПтСбВс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31

Погода

Яндекс.Погода

Объявления

ПРОДАЮ Новый дом из северного бревна, без отделки, площадью 102 кв. м. Земля - 4,3 сотки в садоводстве 300 м. от ж/д станции Пушкин. Цена 4950000 руб.

Тел. 8-921-751-39-22, Андрей Анатольевич.

Все объявления
Госуслуги Ленинградской области
Администрация Ленинградской областиГосуслуги Ленинградской области
Яндекс.Метрика

Забыли пароль
Зарегистрироваться

Вверх