Новости
06 апреля 2020

Hello, Америка

Продолжение.

Начало в №№ 3234353639414346 за 2019 г. и в

№№ 1234811 за 2020 г.

НЕРЕЗИНОВЫЙ ГОРОД ОСТИН

В отделе, где я работаю, – девять человек, и лишь одна Мария из них местная – родилась и выросла в Остине. Остальная восьмёрка – понаехавшие, как говорится, в нерезиновый, Техас. Хотела сказать, что среди них я – самая «понаехавшая», но, думаю, что коллега- поляк отнял у меня это географическое первенство. Американцы – страшные, если можно так выразиться, путешественники, их хлебом не корми, дай потусоваться туда-сюда, но внутри Штатов. Оттого и бизнес по перевозке мебели тут очень развит. Компания- перевозчик U Haule, кажется, узнаваема даже младенцами. Интересно, что, к примеру, из Калифорнии переехать в Техас – это одна цена, а за обратный путь придётся заплатить совсем другие деньги. Причём, каждый раз по разному, и не понятно, отчего это зависит. Очень распространена ситуация, когда человек за свои сорок лет пожил в пяти-восьми Штатах страны, периодически возвращаясь и вновь уезжая по разным причинам, связанным с учёбой, работой или с дурацким стечением обстоятельств. Американский паспорт хоть и даёт право въезда в 116 стран мира безвизово, однако за пределами Штатов чаще встретишь темнокожего парня, говорящего по-английски с русским акцентом, чем американца – любителя съездить в Туркменистан или Черногорию, что, конечно, странно. Про американских студентов, посещающих Германию или Швецию, приходилось слышать только в далёкой юности. Отучившись, они, как правило, больше не пересекали океан, несмотря на заманчиво вкусные сосиски, пиво и анекдоты про шведские семьи. А полюбившаяся всем в мире Икеа теперь есть везде своя, в том числе в Америке. Когда мы переехали в Штаты, для лучшей практики по совершенствованию английского языка я начала было слушать местное радио. Но очень быстро от количества рекламы у меня задёргался глаз, и я просыпалась и ложилась спать, напевая песню про скидки на колёса и покраску машины. И через какое-то время это навело меня на мысль, что ни на одной американской радиостанции я не слышала других наречий, кроме английского и испанского языков. Ни тебе Джо Дассена, ни Челентано, ни даже Сэм Браун с её гимном домашнего стриптиза – известной композицией «Stop». А всё потому, получается, что та же Сэм Браун для американцев как инопланетянка, читай – британка, чужая то есть, негоже её слушать. Напрашивается вывод, что для нации, которая хочет всех завоевать, американцы маловато интересуются чем-либо за пределами своей страны.

СОЛНЕЧНЫЙ КОМПЛЕКС

В Техасе я как житель северной столицы Питера практически избавилась от солнечного комплекса. Ещё не совсем, но уже почти. Помню, как в Петербурге любой фотон, посланный с небес, ценишь на вес золота, ловишь его, подставляя ему все свои стороны, как лучшие, так и не очень, пытаясь поймать его в каждую свою складочку кожи. В солнечный день тогда остаться дома – это было просто преступление. Сидя дома в Питере в солнечную погоду даже по серьёзным причинам, я испытывала чувство вины сама перед собой. Мы, закалённые питерские, гордо привозили домой с морей свой загар как ещё один сувенир, как магнитик: вот турецкий, а вот подороже – с Мальдив. Наличие потемневшей на солнце кожи делало твою жизнь, что называется, не хуже, чем у других, а то и покруче. И вот мы – жители Техаса. Первое, что мы сделали по прибытии туда, это чуть не умерли от жары, солнца, влажности и техасского акцента. И если от акцента можно избавиться, перестав его понимать, то солнце проникает в нашу техасскую жизнь повсеместно. Наша первая машина, по местным меркам, была аварийной, так как в ней не работал кондиционер. Поэтому она и стоила всего, как хороший поход в магазин за продуктами на неделю для большой семьи. Об её руль, находившийся без защитных экранов на солнце, реально можно было обжечься. Ездить в ней было уютно и с удовольствием, но не очень долго, потому как можно было превратиться в подобие варёных овощей. Муж, правда, авто наше быстро починил, чем спас нашу семью от теплового удара. Все окна в зданиях города Остин всегда заклеены светоотражающей плёнкой, закрыты сетками или экранами. Для местных жителей, и нас теперь в том числе, защитный крем от солнца со значением ниже 50 spf – это просто вкусно пахнущая субстанция. На техасской жаре шлёпки прирастают к твоим ногам намертво, а солнечные очки, кажется, растут прямо из головы. А в помещениях – собачий холод, что логично. При этом в бесплатном бассейне на открытом воздухе за три с лишним года пребывания в Америке я купалась непростительно, непозволительно и просто возмутительно мало раз. Намеренно лежала под солнцем всего один раз. Не загорела ни разу, так как почти сразу сбегала в тень. Прошлым летом выяснилось, что в настольные игры, купленные для дождливых и холодных вечеров, можно прекрасно поиграть и при плюс сорока, если ты не любитель поджариваться на солнце и вообще не хочешь выходить на такую улицу.

ХАМЕЛЕОН, ПЕРЕХОДЯЩИЙ В МУХУ

Недавно с дочерью были в «музее». В кавычках, потому что хоть место и называется музеем, там абсолютно всё можно и даже нужно трогать, нажимать, давить – непривычно и как-то не по музейному. Нажимаешь на бананы – слышишь звук, с помощью другого экспоната программируешь корову, потом делаешь дождь и так далее. Но самое удивительное – зал, где были представлены разные аферисты. Нет, не Остап Бендер или Карлсон, а змея, прикидывающаяся гремучей, муха с особыми крыльями, отпугивающая злые силы, ну и король притворщиков – хамелеон. Однажды я чуть не стала такой змеёй или мухой, неожиданно для окружающих заговорив на своём собственном диалекте английского. Я спросила у своей коллеги по работе Тины: where are you going – куда ты идёшь? Точнее, это я думала, что сказала именно эту фразу. Оказалось, что фиолетововолосая Тина услышала что-то вроде: wereaugoin? Мой язык, вдруг, «сломался», не в силах успеть за мной. А всё почему? Казалось бы, я трезва, бодра и не сижу на антидепрессантах. Просто я вдруг решила, что достаточно владею английским, чтобы вот так, играючи и легко, крутя на пальце ключи от машины, бросить, не думая, повседневную фразу. То есть я прикинулась, как те животные в музее в кавычках, что уже говорю на английском бегло, не задумываясь, не готовя фразы и не переводя их в уме. Получилась абракадабра в виде слова «wereaugoin». Хорошо хоть не круциатус или пераспераадастра, которые могла бы я изречь, если бы думала, что говорю на латыни. В случае с Тиной мне пришлось медленно и внятно переспросить её. Хорошо, что у Тины отец – грек, говорящий с сильным акцентом, и она привычная ко всем этим «вэр а ю гоуинг». И ещё несколько хамелионовских привычек у меня появилось за время жизни в Америке. Я легко и бессмысленно улыбаюсь, если встречаюсь с незнакомыми людьми взглядом. Частенько, совершенно без всякого интереса я могу спросить человека: «How are you?», не ожидая ответа на этот риторический вопрос, потому как он является обычным американским приветствием. Разрешаю пятилетней дочке сидеть на полу везде, где ей захочется, и не носить куртку при +15 градусах на улице. Во всех этих случаях я как бы хамелеон. А стоит перестать себя контролировать – и я сразу муха. Опасность такого превращения, наверное, преследует здесь каждого эмигранта.

Ю. КАРМАЛИТОВА.

На снимках: из жизни города Остин, штат Техас

Продолжение следует

 

Для размещения сообщений, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.
Вернуться к списку новостей
«Апрель 2020»
ПнВтСрЧтПтСбВс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30

Погода

Яндекс.Погода

Объявления

ПРОДАЮ Новый дом из северного бревна, без отделки, площадью 102 кв. м. Земля - 4,3 сотки в садоводстве 300 м. от ж/д станции Пушкин. Цена 4950000 руб.

Тел. 8-921-751-39-22, Андрей Анатольевич.

Все объявления
Госуслуги Ленинградской области
Администрация Ленинградской областиГосуслуги Ленинградской области
Яндекс.Метрика

Забыли пароль
Зарегистрироваться

Вверх