Новости
04 июня 2020

«Как-то добрее все были, проще и ближе…»

В отделе министерства внутренних дел по Ломоносовскому району, как  и во всей России, в апреле отмечают день ветеранов МВД. На страницах газеты «Балтийский луч» – продолжение публикаций о ветеранах, носивших милицейские погоны и в разное время состоявших на службе в отделах милиции-полиции Ломоносовского и Петродворцового районов Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Сегодня гость этой рубрики – майор милиции на заслуженном отдыхе Антонина Семёновна Грицева, без малого пятнадцать лет, с 1969 по 1984 годы, возглавлявшая паспортно-визовую службу в РУВД Ломоносовского района и десять лет – в РУВД Петродворцового района.

 

ДЕТСКИЕ ГОДЫ ВОЕННЫЕ

Родилась Антонина перед самой Великой Отечественной войной на Украине. Её отец – кадровый военный Семён Павлович Верескун  победу  отпраздновал в Праге и в 1945  году  вернулся домой с наградами. Главные из них два ордена – «Красной Звезды» и «Отечественной войны», и к ним – многочисленные медали, в том числе – за участие в битве за Халкин-Гол. Зажили мирной жизнью, родилась младшая сестра Тони, и всей семьёй они уехали на Камчатку – к следующему месту службы отца.

Поселились   в   бухте   Рыбачья, в посёлке Ягодное, где прожили до 1951 года. Там Антонина закончила пять классов общеобразовательной школы, а в шестой класс пришла уже в школу в посёлке Большая Ижора Ломоносовского района. Вообще-то, Семён Павлович должен был служить на острове недалеко от города Таллин, но там не было школы для двух дочек, поэтому выбор пал на Ленинградскую  область. В  Большой  Ижоре  он  служил  на местном «Арсенале», а потом его перевели на службу в воинскую часть за железнодорожным переездом в городе Ломоносов. Туда переехала и вся его семья. Антонина к тому времени закончила школу и работала в разных воинских частях, строивших так называемый защитный бетонный ядерный зонтик вокруг Ленинграда. На строительных работах трудились солдаты. Это было время хрущёвской оттепели. Потом вдруг эти работы прекратились, говорили, что завёлся шпион, который продал Америке советские секреты, и возведение защиты вокруг города на Неве потеряло свою актуальность. Солдатиков перекинули на строительство других объектов, а нормировщица Тоня, закончившая специальные курсы, помогала насчитывать им зарплату.

ЕЁ УНИВЕРСИТЕТЫ

В 1959 году Антонина стала студенткой ленинградского университета имени Жданова, поступив на филологический факультет. Русский язык и литература всегда были её любимыми предметами. Училась Тоня на одном курсе с известным в будущем писателем Сергеем Довлатовым и в одной группе с будущим не менее популярным литератором Самуилом Лурье. Как вспоминает Антонина, Самуила сокурсники быстро переименовали в Саньку и очень любили, а вот Довлатова по большей части сторонились, особенно девчонки. Был он мрачный, заносчивый, вредный, его считали снобом и зазнайкой. Однажды были студенты на картошке в Шушарах. Антонина рассказывает, как от Давлатова никак не могла отбиться девчонка из их студенческого отряда, за которой он гонялся, считая, что все должны ему покоряться с первого взгляда. Но и жалели Сергея тоже. Он говорил, что ребятам в армии с его ростом, а был он метр девяносто пять, двойная порция еды на обед полагается. И в студотряде Довлатова кормили по усиленному меню. При том, что был Сергей неразговорчивым человеком, он имел обострённое чувство языка и даже в просторечье не терпел ошибок и литературных ляпов. Очень не нравилось ему, к примеру, как выражался совхозный бригадир, измерявший работу студентов на сборе картошки человеко-ящиками. Не по-русски это было, неправильно. Всё из-за того же высокого роста Довлатов вызвался таскать ящики с картошкой, потому что собирать её, склоняясь в три погибели в картофельной борозде, ему было трудно. Когда вернулись к учёбе, Сергей с  приятелями  частенько засиживался в знаменитом ленинградском кафе «Сайгон» недалеко от Невского проспекта за кружкой-другой пива или чего покрепче. А потом узнали, что Довлатова из университета отчислили, как говорили, за  прогулы и пьянство. Полной ему противоположностью был Самуил Лурье, или Санька. Улыбающийся, извиняющийся, спрашивающий на всё разрешение и всегда готовый помочь. В тех же Шушарах на картошке никогда не отказывал он девчонкам в помощи: то дрова рубил, то овощи  чистил,  своим, в общем, был он парнем. Эти его черты больше всего и запомнились, девочкам по крайней мере, как говорит Антонина.

НУ ЧТО ВАМ РАССКАЗАТЬ ПРО САХАЛИН?

Край, «где спорят волны и ветра», как поётся в известной песне на стихи Михаила Танича, стал для украинской девушки Антонины родным и  любимым. В начале шестидесятых прошлого столетия уехала она на остров Сахалин по распределению после окончания ленинградского университета. В сельской школе в селе Троицкое стала преподавать русский язык и литературу местным ребятишкам. Нет уже той школы – сгорела в 1977 году. Там же, на Сахалине, встретила она свою судьбу, причём, на всю жизнь – своего будущего мужа, весельчака, балагура и замечательного танцора, Михаила. После армии не стал Миша возвращаться  на  родную  Украину, а подался к брату на Сахалин – профессию полезную в жизни освоить, денег подзаработать. Многие молодые ребята тогда так поступали. Работал машинистом электропоезда. Там и встретились они с Антониной – раз и навсегда. Поженились, родился маленький Димка. А в семидесятых годах вернулись на большую землю. Семья Грицевых уже из трёх человек поселилась в квартире на Александровской улице в Ломоносове – на забронированной площади. Такие в те времена были правила: уехал трудиться по распределению после  учёбы, а за тобой осталась закреплённой жилплощадь, куда всегда можно вернуться.

ОТ РОНО ДО МВД

Первым делом отправилась Антонина в ломоносовский районный отдел народного образования, чтобы устроиться на работу учителем в одну из местных школ, но вакантных мест не оказалось ни в одном учебном заведении. Встретила знакомую, которая  посоветовала   сходить в милицию, мол, в паспортный стол там работника ищут. Когда Антонину приняли туда на должность старшего инспектора, думала – ненадолго, но вышло не так, как она распланировала. Также в РУВД Ломоносовского района инспектором ГАИ устроился муж Михаил. И у них началась новая жизнь, которая с каждым годом нравилась всё больше. Так, что со временем стали они профессионалами своего дела, отдав ему лучшие годы своей жизни. Служили, что называется, верой и правдой, впрочем, такая установка тогда была у большинства сотрудников, носивших милицейские погоны. В прошлом году Михаил Акимович Грицев ушёл из жизни, успев справить со своей супругой Антониной Семёновной золотую свадьбу. Их сын Дмитрий закончил военное училище имени  Попова в Петергофе, служил на севере, а в перестроечные времена уволился из флота и пошёл по стопам родителей. Вскоре стал начальником межрайонного отдела вневедомственной охраны отдела полиции Петродворцового района по охране объектов на территории Ломоносовского и Петродворцового районов.

ИЗ ЖИЗНИ ПАСПОРТИСТКИ

Антонина Семёновна рассказывает, что в её бытность паспортно-визовая служба располагалась в отделении раймилиции на Кронштадтской улице в Ломоносове. Всего три инспектора под её руководством  обслуживали огромную территорию: Ломоносов, Ломоносовский район – от Петергофа до Копорья, и город Сосновый Бор. Основная работа заключалась в прописке людей на временное или постоянное местожительство. Очень часто приходилось иметь дело с так называемой лимитой – главной приметой того времени.

В стране не хватало рабочих рук. Заводы, комбинаты, совхозы приглашали  к  себе  на работу людей из других областей, имея лимит на их временную прописку на пять лет. По истечении этого срока человек становился местным жителем и мог, к примеру, встать на очередь на квартиру в Ленинграде. Зацепиться и остаться навсегда в таких больших городах, как Ленинград и Москва, было мечтой многих, и она была осуществима. Кроме этого, инспекторы паспортного стола отдела милиции занимались пропиской лиц, освободившихся из тюремного заключения. Вместе с выдачей таким людям паспортов их устраивали в общежития. Юным советским гражданам паспорта вручали в торжественной обстановке в районном доме культуры на проспекте Юного Ленинца в Ломоносове. Антонина Семёновна Грицева трудилась в РУВД Ломоносовского района сначала под руководством Юрия Александровича Деменцова, а потом – Валентина Александровича Маркелова. На весь отдел РУВД, как она вспоминает, была одна машина «козёл» и одна ручная печатная машинка – за ней стояли в очереди работники всех отделов, чтобы напечатать документы. В РУВД Петродворцового района тоже имелось всего одно транспортное средство: машина «козёл», которую милиционеры любовно звали Машкой. Довольно часто инспекторы паспортного стола вместе со своей начальницей в составе группы участковых милиционеров и народных дружинников участвовали в рейдах по Ломоносовскому району или Сосновому Бору. Выявляли граждан, проживающих без прописки, а то  и  без  паспортов.  Однажды пришли с проверкой в одну из квартир дома в Сосновом Бору.

Открывшая дверь женщина оказалась женой большого человека по тем меркам – начальника Северного управления строительства. Выяснилось, что жили они в городе без прописки. Женщину пришлось оштрафовать на десять рублей, а муж её этой участи избежал, так как его не было дома. А вообще, в паспортной службе,   конечно же, в основном, знали,   где живут уважаемые люди.  Например, как рассказывает  Антонина Семёновна, в доме над магазином, где продавали золото, на проспекте Юного Ленинца в Ломоносове, были квартиры районного прокурора Антонины Герасимовны и начальника КГБ Виктора Ивановича Чердымова.

Злостным нарушителям паспортного режима в советском государстве «светило» две статьи: 198-я – за бродяжничество и 209-я – за тунеядство. Антонина Семёновна вспоминает, что был такой гражданин по фамилии Касаткин, который одиннадцать раз сидел по 198-й статье. И каждый раз на вопрос судьи, зачем он  всё-время  возвращается  в Ломоносов, Касаткин отвечал, что хотел отдать рубль, который брал в долг у начальницы паспортной службы.  Дело в том, что после каждой отсидки Касаткин приходил в паспортный стол и ему давали немного денег на первое время, пока он не устроится на работу. Случались и другие курьёзные случаи. Например, у эксперта-криминалиста в отделе милиции практически всегда был самогон, периодически изымаемый вместе с самогонными аппаратами у местных жителей. Зная это, к нему периодически весь мужской состав отдела наведывался. В другой раз как вещдок изъяли большой свиной окорок, разделили мясо между собой – не пропадать же добру. А потом начальство это вещественное доказательство потребовало предъявить. За его пропажу старшине милиции, под контролем которого вещдок хранился, объявили выговор. Антонина Семёновна, как и её коллеги, удивляется, почему в отделах полиции теперь трудится так много женщин, ведь на самом-то деле работа эта тяжёлая, мужская. Она рассказывает, что в их времена только в следствии женщины могли быть да в паспортном столе. «И вообще, проще как-то люди были, добрее, отзывчивее, независимо от их профессии,– говорит она.– Нам рассказывали, как в 50-е годы сотрудники милиции на телеге с лошадью ездили в Копорье паспорта выдавать, умерших и новорождённых регистрировать, так ночевать их приглашали к себе местные жители. А теперь каждый сам по себе. И некоторые полицейские, к сожалению, сегодня забывают, что долг их службы в том и заключается: помогать и защищать».

М.КОНСТАНТИНОВА.

Фото из семейного архива.

Для размещения сообщений, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.
Вернуться к списку новостей
«Июнь 2020»
ПнВтСрЧтПтСбВс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30

Погода

Яндекс.Погода

Объявления

ПРОДАЮ Новый дом из северного бревна, без отделки, площадью 102 кв. м. Земля - 4,3 сотки в садоводстве 300 м. от ж/д станции Пушкин. Цена 4950000 руб.

Тел. 8-921-751-39-22, Андрей Анатольевич.

Все объявления
Госуслуги Ленинградской области
Администрация Ленинградской областиГосуслуги Ленинградской области
Яндекс.Метрика

Забыли пароль
Зарегистрироваться

Вверх