Новости
29 октября 2020

Усадьбы Ломоносовского района

Продолжение

Центром усадебного участка был каменный господский дом весьма скромной архитектуры эпохи позднего классицизма. По сторонам под углом к нему стояли два каменных здания – конюшни с каретником и дом управляющего. Здесь неизвестный архитектор использовал широко распространённый приём ложной аркады с полуциркульными арками во втором этаже и окнами или нишами в первом. Это придало фасадам пластическую выразительность. 

Перед главными строениями на большой открытой поляне владельцы высадили дуб-солитер, стволы которого в виде букета отходили от одного корня. Такой приём размещения одиночных посадок говорит о знакомстве Енгалычевых с новыми веяниями садово-паркового искусства. Свободный рост дерева на обширном лугу был, своего рода, знаком свободы личности. Эта открытость поляны сообразовывалась с местностью, ведь от Ворониной начинался спуск, и отсюда был виден Финский залив. Владельцы, как бы, угадали будущий рост дерева, и сейчас дуб, величественный и раскидистый, воспринимается как символ воронинской усадьбы.

На западной стороне поляну окаймляли липы, вязы, клёны, ясени. Они доходили до края плато, от которого начинался спуск к реке Воронке, сначала очень обрывистый, а затем, ближе к реке, пологий. На крутизне были устроены террасы, выкопан пруд, собиравший родниковые воды, водотоком стекавшие в реку, извивавшуюся по дну оврага. Она была запружена плотиной, и на берегу образованного озера стояла мельница. 

Фруктовый сад насадили к югу от строений. Он имел регулярную планировку и был расчерчен на прямоугольники берёзовыми аллеями. В зелени сада укрывались оранжереи. За садом, ограничивая усадьбу с юга, большой овраг с мысами отделял усадьбу от деревни Ворониной, а с севера и востока границей был тракт и ведущие к нему обсаженные деревьями аллеи, делавшие крутой поворот вокруг усадьбы, обнесённой невысоким каменным валом. Усадьба органично вписывалась в окружающий природный ландшафт.

Енгалычевы жили в имении постоянно, семья была большой, да дворни было много, только мужчин 16 человек, а значит, было и хозяйство, которое находилось за пределами усадьбы. Конюшни и ригу поставили по сторонам тракта, ведущего в село Глобицы. Постройки были видны из усадьбы с бровки склона. Енгалычевы создали новый хозяйственный полумызок Лопатинский, где построили скотный двор, соединённый с усадьбой хорошей дорогой. Очень целесообразное, удобное устройство быта: хозяйственные заведения были неподалёку, но не в самой усадьбе, предназначенной только для привольного отдыха. 

Дворяне Петергофского уезда в 1845 году избрали Ельпидифора Парфентьевича своим предводителем. В 1855 году он умер и был похоронен в часовне свт.Николая Чудотворца, построенной вдовой Марией Ивановной неподалёку от тракта и оранжереи.

В 1862 году Мария Ивановна доверила управление имением сыну, полковнику Эммануилу Ельпидифоровичу. В 1865 году за владельцами числилась «мыза Воронина и полумызок Высоцкий по Копорской дороге, мельница, три питейных дома, в деревне Глобицы церковь Нерукотворного образа, часовня, усадьба 55 десятин», т.е. Енгалычевы значительно увеличили её площадь.

После смерти матери, в 1874 году, Эммануил Ельпидифорович продал имение вольному штурману Василию Андреевичу Волкову и купцу Ивану Алексеевичу Иконникову. К тому времени площадь поместья уменьшилась до 5738 десятин. На 52 десятинах усадьбы Ворониной строения занимали 1 десятину, дворы и улицы – 1, огород, сад и парк – 50. На реке Воронке стояла деревянная мельница, которая сдавалась в аренду. 

Тогда же была сделана подробная опись строений, оценённых в 28485 рублей. В усадьбе Ворониной: господский дом каменный, двухэтажный – 8000; конюшни каменные с экипажным сараем – 2000; оранжереи каменные – 1500; дом двухэтажный каменный для управляющего – 3000; амбар хлебный каменный – 2500; амбар деревянный – 50; ледник каменный – 200; конюшня деревянная – 1000; кузница деревянная – 50; сенной сарай – 120. На скотном дворе по дороге в деревню Глобицы: конюшня деревянная – 50; рига каменная – 1000; навес для снопов – 40. На мельнице: мельница деревянная – 2000; изба деревянная – 35. На хозяйственном полумызке Высоцком: дом деревянный – 100; рига деревянная – 200; амбар хлебный деревянный – 250; скотный двор каменный – 1200; сарай сенной – 300; сарай сенной – 250; три караулки – 250. На скотном дворе Лопатинском: дом арендатора деревянный – 500; коровник каменный – 2000; сарай сенной – 1000; водогрейня деревянная – 30; амбар деревянный – 30; ледник каменный – 150; изба для птичницы деревянная – 100; птичня деревянная – 80.

В описи отмечалось, что все постройки, и каменные, и деревянные, находились в хорошем состоянии. Об этом говорит и их оценка. Вскоре после приобретения имения, на средства И.А.Иконникова, потомственного почётного гражданина, в селе Глобицы деревянная церковь была разобрана и выстроена новая каменная архитектором И.И.Булановым. Строилась она всего три года и была освящена опять во имя Спаса Нерукотворного Образа в 1879 году (не сохранилась). К этому времени в нескольких деревнях поместья существовали часовни: в Глобицах – св. Георгия и св. Илии, во Флоревицах – Спаса Нерукотворного Образа, в Горбовичах – св. пророка Илии, в Гостиловой – св. Флора и св. Лавра, в Юрьевой – св. Параскевы, в усадьбе Ворониной – св. Николая Чудотворца.

В 1880 году Иконников и Волков подали прошение о разделе имения на 22 части, очевидно, для удобства распродажи. После смерти Иконникова его часть досталась двум дочерям, а в 1895 году единственной владелицей всего поместья была дочь Иконникова Екатерина Ивановна Граве, жена статского советника, которая жила в усадьбе Ворониной постоянно, круглый год. В начале XIX века она продала поместье жене генерал-лейтенанта Ольге Аполлоновне Бертельс. Как Е.И.Граве, она продавала участки, и к 1906 году осталось 4880 десятин. В таком объёме и приобрёл у неё поместье выборгский купец Гарри Августович Валь. В 1908 году он заложил имение в Тульском поземельном банке. В усадьбе Ворониной сохранились все постройки, указанные в описи 1874 года, не изменилась и её площадь – 52 десятины. Более того, отмечалось, что «постройки большей частью каменные, крыты железом и толем, и содержатся в отличном виде... Усадебная земля занята постройками, большим парком, фруктовым садом и огородом. Барский дом расположен на живописной горе, с которой на севере виден Финский залив. Усадебная земля прорезана оврагом, по которому течёт река Воронка. Вся усадьба окружена каменным валом. До сих пор владельцы жили в имении, и она не сдавалась, но можно сдать господский дом с садом и частью парка за 1000 рублей. В усадьбе на реке Воронке мельница в аренде».

Можно только удивляться, почему никто до сих пор не взял усадьбу Воронину в долгосрочную аренду. Каменные усадебные постройки уцелели и хотя заброшены, но их вполне можно восстановить. Парк зарос, но очень живописен. Липы, дубы, вязы, клёны, ясени, ели, двухвековые и более молодые, разрослись и создают многоплановые перспективы. Точкой наибольшей выразительности парковой композиции, конечно, является дуб-солитер с мощной кроной, красоты необыкновенной. Он притягивает к себе всё окружение: постройки, деревья, кустарники, он – центр, который соединяет, стягивает в единую композицию, приковывает внимание. Такого мощного акцента больше нет ни в одной усадьбе Петербургской губернии. 

Зрительно изолирован от верхнего прибрежный парк, растянувшийся на террасированном склоне с родниками, водотоками, выходами известняка, в которых можно встретить окаменелости древних животных. Практически ничего не осталось от фруктового сада, но старые берёзы в аллеях ещё можно встретить.

Усадьба Воронина отличается естественностью и простором, широкими далями, уводящими взгляд далеко на север, где от края возвышенности виден город Сосновый Бор. В полумызке Лопатинском привлекает внимание только «Памятник павшим морякам», стоящий в стороне от площадки, где некогда были постройки.

 

ЛОПУХИНКА

Следующей за Ворониной по Копорскому тракту находилась усадьба Лопухинка, уникальная своим ландшафтом. Глубокий узкий каньон реки Лопухинки с очень крутыми, скалистыми, поросшими лесом склонами, поднимающимися ярусами к плоскости плато, оголённые выходы породы, источающиеся из них родники, позволяли устроить парк в духе меланхолической поэзии Оссиана. Особенностью поэм легендарного барда кельтов, жившего в III веке, был драматический колорит суровых и элегических пейзажей. 

Лопухинка была олицетворением дикой природы: ущелье, отвесные берега, леса, окаймляющие реку, дающую движение всему ландшафту, и, наконец, бездонность голубовато-зелёной воды, из которой встают отражающиеся в ней лесистые холмы и утёсы. Романтические возможности долинного пейзажа не были до конца раскрыты при создании усадьбы, но зато рационально использованы. 

В Лопухинке красоту соединили с пользой, но это пришло не сразу. Усадьба в Лопухинке, с включением в неё долинного пейзажа, появилась лишь в начале XIX века. Раньше на плоскогорьях, по обе стороны реки, стояли деревни. На правом берегу – село Сергиевское или Березняги, на левом – Верхняя Рудица. Название Лопухинке и безымянному притоку в верхнем течении реки Рудицы дал Никита Лопухин, получивший в 1747 году в пожалование деревню Березняги.

Первые, очень скромные усадьбы по обоим берегам Лопухинки устроили супруги Геринги, когда имения соединились в руках Анны-Марии Геринг, урожд. Боттом. Её отец Иозеф Боттом, англичанин по происхождению, был приглашён в академию наук механиком по приборам. В 1748 году его откомандировали на гранильную фабрику в Петергофе, где он и обосновался с семьёй. Чин коллежского советника дал Боттому возможность, что называется, вывести в люди трёх сыновей. Двое из них служили в коллегии иностранных дел, а третий стал гвардейским офицером. Уже после смерти Йозефа Боттома его вдова Анна Елизавета приобрела в 1783 году Верхнюю Рудицу, а в 1785 году Лопухинку. Она передала поместья не сыновьям, а дочери Анне Марии, возможно, в приданое. По архивным документам, дочь в эти годы была замужем за капитаном Христианом Фёдоровичем Герингом. 

Род Герингов начался в России с Ивана Геринга, приехавшего из Саксонии в царствование Петра I. Он, как и его потомки, посвятил себя военной службе. Христиан Фёдорович был его внуком. В доме отца, генерал-майора Фёдора Ивановича он получил домашнее воспитание, в 16 лет начал службу сержантом в бомбардирском полку, а закончил карьеру генерал-майором, командиром артиллерийской бригады. Он участвовал в русско-турецкой войне 1787-1791 гг., был ранен, и в 1797 году вышел в отставку. Тогда-то он и занялся устройством усадеб, в которых его семья жила постоянно. В 1802-1805 годах Христиан Фёдорович избирался предводителем дворянства Ораниенбаумского уезда и нуждался в представительной усадьбе, но, думая об обеспечении сыновей Петра и Павла, выстроил две. 

Усадьбы, поставленные на краю уступов, связывали дорожки, спускавшиеся к реке, через которую перекинут мостик. В усадьбе были только строения, сады и огороды, а о парке позаботилась природа. Стоящие друг против друга усадьбы были прекрасными видовыми площадками, откуда открывался величавый и «дикий», не тронутый рукой человека долинный пейзаж.

Первым из семьи Герингов умер сын Пётр, затем Христиан Фёдорович, а в 1833 году Анна Мария, официальная владелица поместья. Единственным наследником остался подполковник Павел Христианович. Он сразу вышел в отставку и занялся полным переустройством имения. Необходимые средства он получил, продав деревню Верхнюю Рудицу, но прибрежную нагорную полосу левого берега он оставил за собой, потому что у него созрел грандиозный замысел. Он оценил, наконец, возможности этой уникальной местности, её прекрасное местоположение вблизи тракта, чистоту воздуха, обилие воды, а главное, наличие радоновых источников, и распорядился этим как предприимчивый хозяин. К 1841 году здесь уже была не только прекрасная усадьба, но и настоящий курорт с водолечебницами, конкурирующий с полюстровским. Это принесло Лопухинке широкую известность и стало привлекать множество людей.

Не прошли мимо Лопухинки и издатели журнала «Иллюстрация»: известный писатель Нестор Васильевич Кукольник и Александр Иванович Башуцкий. Они улавливали интересные темы и в 1847 году посвятили курорту в окрестностях столицы большую статью. От неё веет ароматом эпохи, и её невозможно не процитировать: «Деревня, как большая часть деревень, самая скудная, без затей. Но вот показывается прекрасный дом с бельведером и развевающимся на нём флагом, по сторонам тянется небольшая, но хорошо обстроенная улица. Во дворе помещика взор с удовольствием останавливается с левой стороны на прекрасной живой изгороди, отделяющей сад, а с правой – на хорошеньких домиках, тонущих в тени деревьев, а впереди – на помещичьем доме прекрасной архитектуры. Входим в плющевую беседку. Это тоннель, ведущий в овраг. За ним спускаемся несколько сажень по каменной лестнице, и тут взор поражается картиною истинно очаровательной: на спуске в глубокий овраг лестница в 140 с лишним ступеней ведёт ко дну, глаза разбегаются по всем направлениям, не зная, на чём остановиться. Два крутых берега идут параллельно с юго-запада на северо-восток и почти отвесно спускаются к реке, на них прелестно расположены группы красивых разнообразных деревьев, в некоторых местах пространство освобождено от растительности и представляет голые скалы. Внизу течёт река, кристальные воды которой питаются многочисленными ручьями из живых источников, и удерживаются плотиною, образуя озеро.

Спускаясь по лестнице на плотину, доходите до трёхэтажного дома, это частное водолечебное заведение, в нём ванны, дожди, души, фонтаны. От палаток с душами, берегом реки, вы проходите под тенью деревьев, стройно растущих в крутизнах оврага. По правой стороне плотины каменный завод со стрельчатыми окнами – это бумажная фабрика. За фабрикой ещё два оврага на 1,5 версты, крутизны и здесь изукрашены превосходными группами деревьев и цветами. Воздух везде лёгок и хорош. На левом берегу озера, на площадке, располагается двухэтажный госпиталь для больных воспитанников военно-учебных заведений. Со стороны его находится несколько маленьких островков, соединённых красивыми мостиками. Отовсюду ручьи холодной, чистой, как стекло воды. Они изливаются или в виде струй, или целых каскадов, с шумом падающих в бассейн. Швейцария с висящими на скалах рощами и садами».

Живописное описание прерывается рассказом о методах и способах лечения минеральными водами. Ведь это был первый и единственный санаторий в окрестностях столицы с естественными радоновыми ваннами, позволяющими лечить заболевания обмена веществ, суставов, нервной и сердечно-сосудистой систем.

Из книги Н.В.Мурашова, Л.П.Мыслина
«Дворянские усадьбы Санкт-Петербургской губернии. Ломоносовский район».
Продолжение следует

 

Для размещения сообщений, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.
Вернуться к списку новостей

«Октябрь 2020»
ПнВтСрЧтПтСбВс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31

Погода

Яндекс.Погода

Объявления

ПРОДАЮ Новый дом из северного бревна, без отделки, площадью 102 кв. м. Земля - 4,3 сотки в садоводстве 300 м. от ж/д станции Пушкин. Цена 4950000 руб.

Тел. 8-921-751-39-22, Андрей Анатольевич.

Все объявления
Госуслуги Ленинградской области
Администрация Ленинградской областиГосуслуги Ленинградской области
Яндекс.Метрика

Забыли пароль
Зарегистрироваться

Вверх