Публикации
05 августа 2020

Путешествие из Петербурга в Ораниенбаум

Продолжение. Начало в № 67.

Пo левую руку от Софийской церкви начинается уже местность Ульянки.

Ульянка – граничащая с Дачным местность на бывшей Петергофской дороге. Так же называется следующая остановка электропоезда на ораниенбаумской линии.

Первым владельцем здешней местности после основания Петербурга стал сибирский царевич Василий, потомок знаменитого хана Кучума, с которым боролся атаман Ермак Тимофеевич. В 1718 году Василий был сослан по «делу царевича Алексея Петровича», после чего имение перешло в руки Андрея Ивановича Ушакова, с 1731 по 1747 годы возглавлявшего страшную тайную канцелярию – НКВД XVIII века.

Нынешнее своё название Ульянка получила, по всей вероятности, от финской деревни Ylola, которая указана в этой местности на одной из поздних карт шведского периода. Ylo, Yrjo – финские варианты имени Юрий, Георгий. Однако у историков наиболее популярна другая версия происхождения   названия   Ульянка: от «двора трактирщика иноземца Ульяна Ульянова», якобы стоявшего на Петергофской дороге в середине XVIII столетия. По свидетельству известного в советское время писателя Льва Успенского, среди ленинградцев бытовала легенда о владелице кабачка красавице Ульяне, которая отменно готовила уху из форели. В этой легенде нашёл отголосок факт нахождения до войны неподалёку отсюда психиатрической больницы... имени швейцарского врача-психиатра Августа Фореля. Вот такие коллизии способна преподносить иногда народная топонимика! Существует ещё и совсем уж экзотическая версия, согласно которой финское слово «Ylola» (см. выше) означает пустошь, урочище бога охоты Улафа – Олая. После принятия христианства в Эстонии Улоф-Олаф превратился в католического святого, атрибутами которого стали оленья голова с рогами и лыжи.

Вслед за  Ушаковым  Ульянкой владел фельдмаршал С.Ф.Апраксин, командовавший русской армией в начале Семилетней войны. Согласно одной из исторических версий, он был изменником, вошедшим в сношение с прусским королём Фридрихом Великим. Легенда также гласит, что, будучи заключён под стражу в небольшом дворце близ Санкт-Петербурга у места, называемого Три Руки (современная площадь Победы), опальный фельдмаршал скончался от разрыва сердца после угрозы дознавателей тайной канцелярии применить к нему пытки.

Позднее здешние земли принадлежали приближённому Петра III А.И.Глебову, которого сменил граф Никита Иванович Панин – воспитатель великого князя Павла Петровича, будущего императора Павла I. В начале XIX века усадьбу купил граф Николай Петрович Шереметев, искавший здесь уединения после смерти любимой жены, бывшей крепостной актрисы Прасковьи Ковалёвой (Жемчуговой). Последним владельцем имения до революции был его потомок граф Александр Дмитриевич Шереметев.

Усадебный  комплекс  Ульянки сильно пострадал в 1918 году, когда местные жители разрыли плотины и выпустили из прудов воду в поисках таинственного «графского автомобиля с сокровищами». Усадьба Ульянка была практически полностью уничтожена в годы войны. Теперь на месте усадебного дома над живописным прудом можно видеть серо-кирпичное здание межшкольного учебно-производственного комбината, построенное в середине 1950-х годов. Случайно или намеренно оно представляет собой своеобразный «фантом» прежней усадьбы – как по месту расположения, так и по архитектурной композиции.

Если от комбината пойти дворами в сторону проспекта Ветеранов, то на обширной незастроенной полосе между домами можно заметить оставшиеся от прежнего шереметевского парка вековые дубы.

Перейдя через улицу Лёни Голикова, мы оказываемся на зелёном пригорке рядом с деревянной церковью святого Петра Митрополита. Храм был возведён в 1990-х годах в память о большой каменной церкви, существовавшей в Ульянке до Великой Отечественной войны. Церковь в Ульянке вела свою историю от деревянного храма, построенного Петром I на том месте, где, по легенде, он впервые услышал известие о разгроме шведов в одном из сражений Северной войны. Храм был посвящён святителю Петру, митрополиту Московскому, небесному покровителю императора, которого Пётр I особо почитал.

В конце XVIII века деревянное здание церкви было заменено каменным. Второе здание просуществовало до 1886 года, когда его разобрали и на средства А.Д. Шереметева и других жертвователей в 1892 году построили новую четырёхпрестольную каменную церковь в память жертв наводнения 1824 года. В 1947 году руины повреждённого в войну храма были снесены и позднее на их месте пролегла улица имени юного партизана-героя Лёни Голикова.

За нынешней церковью начинается зелёный массив. В конце XVII века в этих местах располагалась финская деревня Питкяля (Pitkala, фин. pitka – «длинный»; название, вероятно, происходит от фамилии/прозвища первопоселенца). Потом она была передана младшей сестре Петра I Наталье Алексеевне. Выстроенная здесь позднейшими владельцами усадьба сохранялась до начала блокады.

Перейдя через неприметную Мостовую улицу, больше напоминающую парковую аллею, мы оказываемся на территории старинного усадебного комплекса Александрино. В1718 году эта западная часть владений Натальи Алексеевны досталась русскому дипломату, тайному советнику Петру Андреевичу Толстому: тому самому, который убедил беглого царевича Алексея Петровича вернуться из Европы в Россию – на вполне предсказуемую расправу к царю-сыноубийце. Через 11 лет граф был сослан на Соловки, а в его конфискованную усадьбу въехал С.В.Лопухин, возвращённый из ссылки, куда его отправили  по результатам расследования, проводившегося тем же Толстым. При Елизавете Петровне по обвинению в заговоре Лопухин был вновь отправлен в ссылку, а его дача в 1746 году была пожалована

«в вечное и потомственное владение» Василию Никитичу-Репнину, обер-гофмейстеру двора великого князя Петра Фёдоровича. Шёл к своему зениту осьмнадцатый век, век заговоров и дворцовых переворотов, когда возвышенные звуки менуэта и мазурки буднично сменялись скрипом дыбы и воплями пытаемых.

В 1762 году во владение имением вступил граф Иван Григорьевич Чернышёв – президент Адмиралтейств-коллегии, искусный дипломат, пользовавшийся покровительством императриц Елизаветы и Екатерины. При нём архитектором Валлен-Деламотом здесь был возведён усадебный дом в классическом стиле, сохранившийся до нашего времени. В 1898 году бывшее имение Чернышёва было присоединено к усадьбе Ульянка и получило название Александрино. После революции в усадьбе размещались коммуналки и даже свиноферма. Обстрелами немецкой артиллерии здание было превращено в развалины. В 1960-х годах по проекту архитектора М.М.Плотникова усадебный комплекс был восстановлен без воссоздания исторических интерьеров. Ныне здесь располагается детская художественная школа.

За зданием усадьбы начинается обширный лесопарк Александрино площадью 103,1 га, простирающийся на несколько километров на юг до линии Балтийской железной дороги. Его основу составляет пейзажный парк, созданный в середине XIX столетия архитекторами Н.Л.Бенуа, К.Ф.Мюллером и другими. Здесь любят неспешно прогуливаться, дыша свежим воздухом, не только жители окрестных кварталов, но и приезжие экскурсанты. В обозримом будущем в Александрино будет открыт памятник погибшему в 1989 году в автокатастрофе рок-музыканту Виктору Цою.

Следующая за Ульянкой остановка  электропоезда – станция Лигово. Между Ульянкой и Лиговом поезд пересекает небольшую речку Новую, по которой в новгородские и шведские времена проходила восточная граница Дудоровского (Дудергофского) погоста. Одно из прежних русских названий реки –                Койеровка. Она берёт начало в окрестностях уничтоженных во время второй мировой войны селений Финское и Русское Койрово на Пулковских высотах (фин. koira – «собака»). Через эти деревни река протекала двумя руслами, называвшимися Большой и Малой Койеровками. Финнам река  известна  как  Norkkolanjoki – по народному финскому названию деревни Новая, что находилась раньше в её среднем течении. Дома деревни стояли в том месте, где реку Новую пересекает современный проспект Ветеранов, к северу от ж/д линии. Селение было наполовину русским, наполовину (около 40 домов) – ингерманландско-ижорским. Ингерманландские финны исповедовали лютеранство и принадлежали к церковному приходу Туго, основанному в XVII веке, ижорцы (финны называли их «русскими») были православными. Помимо официального русского названия «деревня Новая» существовали также два финноязычных названия этого населённого пункта – как, впрочем, у большинства других сельских мест в исторической финской Ингерманландии. Топоним Rasvala являлся официальным названием из приходских книг, тогда как название Norkkola было «народным», использовавшимся в разговорном обиходе. Из исторических источников известно, что в XVII веке в районе современного Автова существовала другая деревня Rasvala. Вполне вероятно, что первыми  жителями «Новой» деревни стали как раз жители «старой» Расвалы, переселённые (или переселившиеся сами) на новое место в послепетровское время.

Деревня Новая была почти полностью сметена войной (фронт проходил в километре отсюда) и окончательно уничтожена в ходе массовой застройки. Жители деревни получили квартиры в построенных здесь многоэтажных домах Ленинграда-Петербурга.

Деревня «на усть Лиги до моря» в 11 дворов впервые упоминается в переписной окладной книге Водской пятины 1500 года.

Относительно происхождения топонима «Лигово» учёными предложены две версии: от фин. lika – «слякоть», «грязь» и от liha – «мясо». Однако обе они представляются неубедительными, т.к. обозначенная на шведских картах XVII века деревня Лийханкюля или Лийхала имела в своём названии два «i» и, таким образом, не могла происходить ни от lika, ни от liha.

Деревня Liihala, или Liihankyla, в 7 дворов, на шведском плане 1670-х годов обозначена в излучине на западном берегу реки Дудоровки или Tuutarinjoki (в позднейшее время ставшей известной как Лига – Лиговка – Дудергофка), чуть пониже построенного в XVIII веке господского дома лиговской усадьбы.

При Петре  Великом  в  Лигове появилось царское имение, а речка Лига была перегорожена плотиной с мельницей. Напротив старой финской деревни, на противоположном берегу реки появились две новые, одна из которых также была населена «чухнами» (Новое Лигово, в районе придорожного кабака шведского времени и современной остановки трамвая №52 «Улица Бурцева»). Указом Екатерины II в 1765 году имение Лигово с окружающими деревнями было пожаловано графу Григорию Григорьевичу Орлову. При новом хозяине, проводившем в своих владениях весьма смелые для нашей зоны рискованного земледелия опыты по выведению новых сортов растений, в частности, пищевых корнеплодов, усадьба расцвела.

Следующим владельцем здешних земель стал граф Теодор (Фёдор Фёдорович)  Буксгев ден – бывший адъютант Орлова и муж его побочной дочери Наталии Алексеевой, ставший при Павле I губернатором северной столицы. Любопытно семейное предание Буксгевденов, которое гласит, что отец Теодора, бедный остзейский дворянин, провожая сына в Петербург, дал ему пять рублей на дорогу и... пощёчину – дабы тот никогда не заносился в гордыне, вне зависимости от того, кем станет он на службе у русского царя...

Из книги Андрея Сырова «Забытые достопримечательности южного берега Финского залива».

Продолжение следует.

Для размещения сообщений, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.
Вернуться к списку публикаций
«Август 2020»
ПнВтСрЧтПтСбВс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31

Погода

Яндекс.Погода

Объявления

ПРОДАЮ Новый дом из северного бревна, без отделки, площадью 102 кв. м. Земля - 4,3 сотки в садоводстве 300 м. от ж/д станции Пушкин. Цена 4950000 руб.

Тел. 8-921-751-39-22, Андрей Анатольевич.

Все объявления
Госуслуги Ленинградской области
Администрация Ленинградской областиГосуслуги Ленинградской области
Яндекс.Метрика

Забыли пароль
Зарегистрироваться

Вверх