Публикации
20 мая 2019

Секретная дорога жизни

872 дня Ленинград находился в кольце блокады. Для Кронштадта и Ораниенбаума (ныне город Ломоносов) это кольцо оказалось двойным. С одной стороны – враги, с другой – Финский залив. Единственной связью с Большой землёй оказалась Малая дорога жизни. «Комсомольская правда» и фонд «Созидающий мир» открывают неизвестные страницы блокады Ленинграда и Ораниенбаума.
Строгий, даже слегка суровый солдат в шинели и ушанке. В вытянутой руке – фонарь. За спиной – мешки с мукой, спасённые из только что скрывшейся подо льдом машины. У подножия монумента надписи: «Лисий Нос», «Кронштадт», «Ораниенбаум». Все мы хорошо знаем Дорогу жизни, по которой через Ладогу в годы блокады в Ленинград везли хлеб и боеприпасы. В обратном направлении из осаждённого города вывозили мирных жителей и раненых. А многие ли знают ещё об одной трассе, которая начиналась в Лисьем Носу? И называли её – Малая дорога жизни.
872 блокадных дня. Неимоверно трудно было в это время Ленинграду. Не легче приходилось и Кронштадту, Ораниенбауму. Они оказались сразу в двойном кольце: тут и фашисты, и Финский залив, отделяющий от основных наших сил. Но не сдались – выстояли. Единственной спасительной ниточкой, единственной связью с Ленинградом стал путь, который вёл на Большую землю и обратно через Лисий Нос. Этот путь и вошёл в историю под названием Малая дорога жизни.
Невероятно, но факт: генеральное наступление наших войск в январе 1944 года началось именно в районе Ораниенбаума. Там, где меньше всего ожидал враг. Подготовить и осуществить этот дерзкий план удалось благодаря надёжной переправе через Финский залив.
О Малой дороге жизни, её вкладе в победу, к сожалению, в наши дни знают очень немногие. На то есть и объективные причины: в годы блокады трасса проходила под самым носом у фашистов и работала под грифом «секретно». Нечасто, увы, о ней вспоминали и после Великой Отечественной. Открытие в Лисьем Носу монумента стало одним из первых шагов к тому, чтобы привлечь внимание к героической истории Малой дороги жизни. И, подобно воину на постаменте, развеять тьму забвения.
Все мы знаем эти строки: «Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к советскому союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну». Но под Ленинградом война началась раньше. В три часа ночи с минутами дежурный по посту ПВО Петергофа старший лейтенант С.Г.Кушнерев, получив информацию о неизвестных самолётах, минирующих акваторию Финского залива, приказал открыть огонь. Один самолёт сбили, остальные рассеяли. А ведь в тот момент в армии и на флоте действовал строжайший приказ: ни в коем случае не поддаваться на провокации, не открывать огонь. Получается, Кушнерев приказ нарушил. Поднялся скандал, старшего лейтенанта отстранили от дежурства, ему грозил трибунал. По тем временам могли и расстрелять. Но к полудню стало очевидно – началась война.
Удивительно: мы искали дополнительные сведения о старшем лейтенанте Кушнереве, но, кроме нескольких воспоминаний об этом случае из разных источников, ничего найти не смогли. Даже полные имя и отчество старшего лейтенанта нам пока неизвестны. Только «С. Г.». Что ж, в этом и заключается особенность сегодняшнего обращения к прошлому.
А малоизвестный истории Кушнерев, по сути, в начале войны обеспечил Ленинграду и Кронштадту отсрочку для подготовки обороны на целых два месяца. Позже зарубежные архивные документы позволили выяснить: накануне из Кенигсберга в Финляндию перебросили самолёты для первых авиаударов по городу на Неве. Но инициатива дежурного по Петергофскому ПВО заставила немцев отменить свои планы. Всерьёз бомбить начали только перед самой блокадой. Аэродром в финском городе Утти, откуда 22 июня прилетели первые фашистские самолёты, существует до сих пор. Он находится по дороге из Лаппеенранты в Коуволу, по которой в наши дни так часто путешествуют туристы. И на постаменте в качестве своеобразного памятника там можно увидеть один из тех самых самолётов.
До нападения Германии в СССР все были убеждены, что, если начнётся война, наши доблестные армия и флот будут бить врага на его же земле. Но события развивались стремительно. В первые же дни Великой Отечественной немцы заняли Вильнюс, Минск, Ригу и Львов. А 9 июля уже стояли в 60 километрах от Таллина, где в те годы базировался краснознамённый Балтийский флот.
Главнокомандующий северо-западным направлением маршал К. Е. Ворошилов поначалу и слышать не хотел об отступлении и эвакуации. Он считал, что гарнизон и флот не только должны удержать столицу Эстонии, но и отбросить врага, перейдя в наступление. Лишь когда немцы вошли в пригороды Таллина и начали обстрел наших кораблей, поступил приказ о срочной эвакуации в Кронштадт. Начался один из самых трагических эпизодов в истории нашего флота – Таллинский переход. На минах, которые успели установить немцы в акватории Финского залива, от налётов авиации и атак торпедных катеров погибло немало кораблей, гражданских судов, перевозящих  мирных жителей и раненых. И всё же основные силы достигли Кронштадта и активно включились в оборону Ленинграда.
8 сентября 1941 года немцы подошли к Ладожскому озеру, захватили Шлиссельбург и отрезали Ленинград от Большой земли. Началась блокада, которая продлилась 872 дня.
Упорные бои шли на подступах к южному побережью Финского залива. Непреодолимой преградой стала для них река Воронка у деревни Керново (ныне Ломоносовский район). Как позже отметил известный ленинградский писатель, участник тех событий, Лев Успенский: «Удивительное дело, фашистская армия форсировала сотни рек: Шельду и Маас в Бельгии, Сену и Луару во Франции, Вислу в Польше, но пересечь речку Воронку, которую курица вброд переходит, им не удалось!».
Пехота и моряки стояли насмерть. Подвигу советских воинов посвящён мемориал «Берег мужественных»: 30‑метровая бетонная стена с барельефами защитников Ленинграда, рядом – подлинные противотанковые надолбы. Рубеж у реки Воронки удалось отстоять, но в конце сентября фашисты захватили Петергоф. По сути, они расчленили нашу оборону на южном берегу Финского залива, отрезав от Ленинграда небольшой участок суши вокруг Ораниенбаума (ныне город Ломоносов). Фашистскую армию остановили солдаты, курсанты, краснофлотцы и ополченцы. Сейчас на месте бывшего рубежа – Приморский мемориал. Дальше немцы продвинуться не смогли – ни в сторону Ленинграда, ни в направлении Ораниенбаума. Так на два с половиной года определились границы блокады: отрезанный от остальной страны Ленинград, и отрезанные от страны и Ленинграда Кронштадт и Ораниенбаум.
Участок непокорённой земли у южного побережья Финского залива был вдвое меньше карликового Люксембурга. Всего 65 на 25 километров. Но за два с половиной года блокады немцы так и не смогли сломить его сопротивление. Как только не называли этот клочок земли у Ораниенбаума: немцы – «котёл», поскольку рассчитывали рано или поздно его захватить, наши поначалу говорили «пятачок» или в шутку звали «Таменгонтская республика» – по имени посёлка, где располагался штаб. В первых послевоенных мемуарах даже можно встретить название «Малая земля». Но потом дорогой Леонид Ильич выпустил свои мемуары о плацдарме под Новороссийском, и к Ораниенбауму этот термин применять перестали.
Кажется фантастикой. Как, какой богатырской силой удалось удержать крошечный клочок земли от натиска целой гитлеровской группы армий, которая до этого крушила Европу, а потом, хоть и с кровопролитными боями, брала и наши города и крепости? На шоссе Ломоносов – Сосновый Бор есть указатель: «Форт Красная Горка». Здесь начинается булыжная мостовая. Уложенная более века назад, она и ныне выглядит неповреждённой на протяжении всех своих полутора километров. До
рога ведёт к старинному форту Алексеевский, построенному накануне Первой мировой для защиты Петрограда. Но в той войне форт не пригодился. А в обороне Ораниенбаумского плацдарма сыграл решающую роль.
Мощность его орудий такова, что во время советско-финской войны 1939–1940 годов с южного берега форт вёл обстрел позиций финнов на другой стороне залива. А в Великую Отечественную радиус действия орудий форта определил дальность расположения немецких позиций. Гитлеровцы просто боялись наступать на плацдарм, поскольку орудийный огонь крупнокалиберных пушек превратил бы их пехоту и танки в пыль.
Форт представлял собой бетонную крепость, протянувшуюся вдоль Финского залива на четыре-пять километров. Многометровые стены, врытые в землю и повторяющие естественные изгибы рельефа местности, надёжно защищали бойцов от вражеских снарядов и бомб. Вокруг форта были проложены железнодорожные пути. По ним специальные транспортёры перемещали тяжёлые орудия. По этим же путям передвигались два бронепоезда – «За Родину!» и «Балтиец». На последнем, кстати, установили одно из орудий «Авроры», а сам крейсер находился во время войны в порту Ораниенбаума.

 

Подготовила Г.НИКОЛЬСКАЯ.
Продолжение следует.

Газета "Балтийский луч" № 5 от 1 февраля 2019 года.
 

Для размещения сообщений, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.
Вернуться к списку публикаций
«Май 2019»
ПнВтСрЧтПтСбВс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31

Погода

Яндекс.Погода

Объявления

ПРОДАЮ Новый дом из северного бревна, без отделки, площадью 102 кв. м. Земля - 4,3 сотки в садоводстве 300 м. от ж/д станции Пушкин. Цена 4950000 руб.

Тел. 8-921-751-39-22, Андрей Анатольевич.

Все объявления
Госуслуги Ленинградской области
Администрация Ленинградской областиГосуслуги Ленинградской области
Яндекс.Метрика

Забыли пароль
Зарегистрироваться

Вверх