Публикации
16 октября 2018

Санкционные войны и импортозамещение

Для того, чтобы бороться с санкционной едой, необходимы технологии, которые стоят немалых денег. Видео с уничтожением нелегально ввезенного мяса, сыра, яблок и прочих продуктов питания вызывают негодование у подавляющего большинства населения. Включая тех, кто бедными себя не считает. Возникает вполне логичный вопрос – к чему эта ликвидация, если можно накормить голодных? Основной ответ, он традиционный – так поступают с нелегальными товарами во всех цивилизованных странах. Это так, но сколько можно сравнивать себя с цивилизованными странами, где уровень социальной защиты населения на несколько порядков выше, чем в России. Если разобраться в деталях российского законодательства, то становится более менее ясно, почему проще уничтожить нелегальную еду, чем отдать её нуждающимся.
Отдельные представители законодательной власти в Петербурге даже обращались в Кремль с письмом, в котором говорилось о том, что утилизация еды в стране, пережившей массовый голод, это вызов человеческой памяти, который попирает представления о нравственности. Предлагали узаконить передачу арестованной нелегальной продукции в детские дома, дома престарелых и иные социальные адреса. Инициатива осталась инициативой. На границах по-прежнему отлавливают санкционную еду и уничтожают её.
Потому что брать на себя ответственность чиновники не хотят. Документация на нелегальные продукты, разумеется, фальшивая. А значит, никто не гарантирует и не несёт ответственности за качество такой еды. Правда, если бы груз не отловили, он бы прекрасно продавался в магазинах за деньги. Но в этом случае и ответственность на чиновниках не лежала бы. А вот если бы арестованную еду раздали малоимущим и кто-то бы пострадал, то полетели бы чиновничьи головы. Что мешает проверить её в местных лабораториях на безопасность, тоже не понятно.
Есть ещё один аргумент, сказанный в интервью представителя контролирующих органов «Комсомольской правде». Дескать, если не уничтожать арестованные грузы сразу на месте, то мы таким образом будем плодить коррупционную среду. Тот же владелец нелегального груза первым пойдёт предлагать взятку, чтобы спасти свой товар. Вот тут можно умиляться – при том размахе коррупции, какой существует в стране, мы беспокоимся о конверте, который передаст владелец фуры мелкому чинуше. Причём своих денег, а не бюджетных. И ещё один довод в пользу немедленного уничтожения санкционной продукции из разряда удивительных – если люди разберут даром нелегальные яблоки, мясо, персики или икру, то легальные продукты останутся нераскупленными. А тот факт, что огромное количество россиян в любом случае никогда не смогут купить эти продукты из-за своей бедности, почему-то не принимается во внимание. Поэтому – под каток всё санкционное продовольствие. Палёная водка и лекарства, которые реально отнимают жизни и здоровье людей, менее заслуживают внимания патриотичных чиновников, чем качественная еда, пусть и нелегально попавшая в страну, но уже попавшая.
Но это всё лирика. В России в принципе нет никакой возможности раздавать бесплатную еду. И на это есть несколько причин. Благотворительность у нас не только не уменьшает налоговое бремя для бизнесменов, а, как ни парадоксально, увеличивает его. И тут мы почему-то не ссылаемся на мировую практику. Давайте разберёмся. Почему ни одно юрлицо не будет передавать продукты с истекающим сроком годности нуждающимся? Взять крупный супермаркет, который не успевает продать весь объём товара, который был туда поставлен, до истечения срока годности. Если такой товар будет просто списан как испорченный и выброшен, то предприятие торговли получит списание налога на непроданный товар, а если передаст в какой-то социальный адрес в качестве благотворительности, то такой товар будет считаться проданным и будет обложен налогом по полной программе. Предприятию торговли просто невыгодно заниматься даже такой вторичной благотворительностью.
По разным данным, за три года санкционных войн на борьбу с нелегальной продукцией питания потрачено больше бюджетных средств чем на многие социальные программы. Ведь технологии нужны не только для того, чтобы созидать, но и для уничтожения. Миникрематории для сжигания еды стоят порядка десяти миллионов рублей каждый, это те, которые из импортных составляющих, отечественные аналоги почти вдвое дороже. В России около четырёхсот пограничных пунктов пропуска, каждый из которых необходимо оборудовать таким агрегатом, плюсуем сюда расходы на их обслуживание и сами работы по утилизации.
И как другая сторона медали – импортозамещение. Продовольственное эмбарго в России продлено пока до конца этого года, что будет дальше, увидим. Параллельно с ним все три года пропагандировалась программа импортозамещения, которая должна была поднять с колен отечественного производителя и существенно снизить долю импорта в Россию. Что в итоге? Побочные эффекты такой схемы потребителю очевидны – рост цен и катастрофическое снижение качества продуктов на магазинных полках. А что с основной целью, на сколько удалось снизить долю импорта? По большому счёту, объём ввозимых товаров резко сократился в 2014 году, а затем стал вновь уверенно расти. Вот только импортёры поменялись. Молочку и сыр, например, мы стали закупать в Белоруссии, потому что отечественные аналоги как-то не радуют. Да и в целом доля импорта в 2017 году стремительно выросла. По данным федеральной таможенной службы, импорт товаров из стран дальнего зарубежья вырос в прошлом году на 24,1%. Так что госпрограмму с импортозамещением можно считать с треском провалившейся. То есть сельхозпроизводители, может, и выиграли от такой политики, но лишь производители простейшей сельхозпродукции. Пармезаном отечественным пока никто похвастаться не может. Выиграли немного ещё и фармацевты, но за чей счёт? За счёт потребителя, который платит своим здоровьем за политику импортозамещения. Эксперты давно доказали неэффективность отечественных фарманалогов.
А между тем, куда ни глянь, отовсюду звучат призывы о помощи: давайте скинемся на операцию больному ребёнку, не хватает денег на лечение рака у молодого человека – помогите люди добрые, на реабилитацию после травмы и так далее. Каждый седьмой россиянин живёт за чертой бедности. А санкционку продолжают отправлять под бульдозер и жечь в крематориях.      

 

К.СИДОРОВСКИЙ.

Газета "Балтийский луч" № 39 от 28 сентября 2018 года.

Для размещения сообщений, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.
Вернуться к списку публикаций

Забыли пароль
Зарегистрироваться

Вверх