Наш край
20 июня 2018

От Университета до Мартышкино. Мартышкино

После революции лютеранская церковь Тюрё стала кинотеатром. Возвращение здания общине состоялось только в конце 1980-х годов. Реставрация, проведённая на средства так называемых «приходов-побратимов» из Финляндии, вернула храму роль исторической и архитектурной доминанты посёлка. В административном отношении Мартышкино представляет собой микрорайон города Ломоносова, соединённый с ним приморским шоссе, железной дорогой и улицей Связи (последняя проходит по бывшему виадуку Оранэлы).

Как и вся железнодорожная линия в пределах посёлка, платформа Мартышкино расположена в глубокой выемке. Над перронами здесь перекинут пешеходный переход. На старинных открытках можно увидеть его деревянного предшественника, который дачники называли «Горбатым мостиком». Начав экскурсию по посёлку, туристы идут от платформы по Нагорной улице, проложенной вдоль ручья в овраге. На его берегах в XVII веке, а может быть и раньше, находилась старая деревня Тюрё.

У места соединения Нагорной и Морской улиц (приморского шоссе) до 1970-х годов возвышалась окружённая сосновым редколесьем православная церковь с высокой колокольней. Здание было возведено в конце XIX столетия архитекторами Прейсом и Силиным. Сейчас на его месте, между ручьём и Морской улицей, зеленеет красивый луг. Здесь можно видеть памятную доску из мрамора, посвящённую уничтоженному храму. Неподалёку расположено здание бывшей приходской школы 1896 года постройки (ул. Морская, 58). К западу от бывшей школы имеется проход к Пионерскому пляжу. Здесь, на песчаном берегу Финского залива, лежит Морской, или Детский камень – величественный страж побережного царства, огромный ледниковый валун, овеяный флером легенд и преданий. Между корнями старой, растущей над ним берёзы, еле заметно пробивается родник. На пляже есть ещё один любопытный объект – остатки каменной лестницы к морю, устроенной для удобства отдыхающих, вероятно, ещё в дореволюционное время. Единственной достопримечательностью западной части посёлка является деревянная дача в готическом стиле с каменной террасой. Здание было построено во второй половине XIX столетия и ныне расположено по адресу: Морская ул., 5 – недалеко от железнодорожного переезда.

Основные достопримечательные объекты Мартышкина, из которых разряду «условно известных» туристам можно отнести, разве что, лютеранскую церковь, сосредоточены в восточной и южной частях посёлка. К ним мы направимся далее, миновав по пути дачу (Морская улица, 70), где в начале века отдыхал популярный в народе православный священник о. Иоанн Кронштадтский, ныне причисленный к лику святых.

На территории полиграфического объединения «Парус», между берегом залива и шоссе, расположена роскошная каменная вилла начала XX века (Морская улица, 86). В народе её называют «дачей царского повара». Легенда утверждает, что вилла принадлежала «шеф-повару» Николая II Ефиму Максимову, однако этому не удаётся найти документального подтверждения. Другим возможным владельцем приморской дачи краеведы считают князя крови императорской (Князь крови императорский – титул более дальних потомков российских императоров, чем их внуки. Введён в 1886 году Александром III в связи с численным разрастанием Дома Романовых с целью ограничения потенциального количества великих князей, каждому из которых полагалось содержание из казны, шефство над полками и т.д.) Константина Константиновича (младшего), известного своей последующей трагической судьбой. По версии краеведа Владимира Парахуды, бывший повар Максимов лишь распоряжался дачей несколько лет после революции, вслед за тем, как её владелец был убит в 1918 году под Алапаевском вместе со своими братьями Иоанном и Игорем – сыновьями великого князя Константина Константиновича старшего, поэта «К.Р.», а также великой княгиней Елизаветой Фёдоровной и несколькими другими членами Дома Романовых. Родственников свергнутого императора оглушили ударом обуха топора и ещё живыми сбросили в старую шахту, где они долго агонизировали в страшных мучениях. Убийцы – «представители революционного народа», – согласно исследованиям ряда российских историков, возможно, действовали самостоятельно, не имея на эту экзекуцию санкции местных (и тем более центральных) органов «соввласти».

Пройдя мимо «поварской дачи», экскурсанты поднимаются к выдержанной в классическом стиле финской лютеранской церкви святого Иоанна прихода Тюрё (по-фински Tyron Pyhan Johanneksen kirkko) – главной архитектурной и исторической доминанте посёлка Мартышкино. К западу от церкви расположено отделение дневного пребывания для пожилых людей Центра социального обслуживания населения города Ломоносова (ул. Кирочная, д. 10). Оно было открыто в 1990-х годах и стало плодом сотрудничества российских и финских правительственных, религиозных и общественных организаций в рамках так называемого Ингерманландского проекта по созданию сети домов престарелых в Санкт-Петербурге и области. На восток от церкви на Горской улице (д. №№ 4-6) сохранился комплекс пастората, возведённый в начале 1830-х годов архитектором Дёминым. Спустившись с Горской улицы на шоссе, мы идём по нему в восточном направлении. В районе нынешней автозаправочной станции находились первая лютеранская кирка Тюрё и кладбище при ней. В середине XVIII столетия, после строительства храма на новом месте, властями было принято решение: «Кладбищу впредь где ныне есть не быть и изровнять оное место, чтоб признаков не осталось». Однако после упразднения некрополя на его бывшей территории продолжал сохраняться фамильный участок семьи Штакельберг. Он находился непосредственно на месте существующей АЗС и представлял собой площадку с еловыми и можжевеловыми деревьями, обнесённую высокой каменной оградой. Согласно последней воле владелицы близлежащего имения Е.К.Штакельберг – гофмейстерины «малого двора» великой княгини Екатерины Алексеевны, будущей Екатерины II, лютеранская община, к которой после смерти составительницы завещания отошла часть имения, должна была поддерживать фамильное захоронение в надлежащем состоянии.

Е.К.Штакельберг была дочерью Карла Арнандера – того самого «мызника»-шведа, владевшего землями Петергофа до Петра Великого. В её судьбе шведская и российская Ингерманландия зримо соприкасаются в беспрерывном беге времени. По одной из исторических версий, на фамильном кладбище Штакельбергов вполне мог быть похоронен и сам Карл Арнандер.

Одинокое сооружение у дороги, вырванное из прежнего кладбищенского контекста, казалось мартышкинским дачникам начала XX века непонятным и таинственным. Бытовала легенда о двух офицерах-дуэлянтах, павших на этом месте одновременно от собственных шпаг и здесь же захороненных родственниками, с позволения сердобольных финнов... Участок Штакельбергов был уничтожен в 1936 году, а кирпич от его стен пошёл на строительство поселковой бани на Комсомольской улице. После войны, при вкапывании бензотанков для АЗС, на месте захоронения были найдены человеческие черепа и кости. За автозаправочной станцией, елевой стороны шоссе расположено последнее по времени возникновения поселковое кладбище. В момент своего основания в 1922 году оно было финским, однако после закрытия лютеранской церкви на нём стали хоронить и русских покойников. Напротив кладбища в 1970 году был открыт величественный мемориал защитникам Ораниенбаумского плацдарма.

Особой достопримечательностью этой части Мартышкина, застроенного многоэтажными домами советской эпохи и коттеджами нового времени, является магазин, естественным образом «врезанный» в склон береговой террасы.

Из книги А.Сырова 
«Забытые достопримечательности южного берега Финского залива».

Продолжение следует.

24.12.17 г., 13.50

Для размещения сообщений, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.
Вернуться к списку публикаций

Забыли пароль
Зарегистрироваться

Вверх