Наш край
14 декабря 2018

Жизнь в дачном Мартышкине на рубеже XIX-XX веков

«Главная ... часть посёлка Мартышкино располагалась от железной дороги к морю по улицам Лесной, Нагорной, Кривой. Дачные участки были невелики, дачи лепились друг к другу и были доступны небогатым людям. На самом берегу занимала большой участок дача царского повара Максимова. В море выступал железобетонный причал. Незастроенный берег пляжем не служил, тогда не было принято валяться на песке в купальных костюмах. Берег был частично застроен хибарками рыбаков, завешан сетями, снастями. На пляже лежали вытащенные лодки. Дачники пользовались морем так: в некоторых местах далеко от берега были вынесены большие купальни, к ним вели длинные мостики. Купальня представляла собою длинную платформу на сваях. С платформы шли лестницы в воду. Купальни были устроены на хорошем песчаном дне, глубина – по пояс. В купальне дежурил сам хозяин, или кто из семьи, или работник. Купальни были платные. Семья дачников покупала у владельца сезонный билет, рубля за три. Существовало расписание женских и мужских часов. Конечно же, вездесущие мальчишки купались когда угодно и где угодно. Было много лодок и маленьких яхт. Большинство лодок и парусных яхт принадлежало дачникам, которые из года в год снимали дачи у крестьян или имели свои скромные домишки. Некоторые купались прямо с лодок. У кого лодок не было, можно было взять у рыбака. Часто искали компанию покататься вместе, ведь могла подняться волна, грести или управлять парусом трудно. Мальчишки без спроса отвяжут лодку, покатаются и поставят обратно. Никто не возражал. Любителей моря было много. Вечером или ночью берег с моря выглядел красиво, весь в огоньках, а на лодках звучат песни под гитару. Кроме катания многие занимались рыбной ловлей, уезжали на ночь, а утром привозили хороших лещей, окуней. Судак попадался реже. Рыбная ловля была к тому же прямым подспорьем для семьи. В Мартышкине жило на дачах много немцев: ремесленников, служащих, очень организованных людей. Они арендовали у крестьян небольшой участок земли на задах Нагорной улицы, расчистили его, построили большой деревянный павильон и открыли в нем гимнастическое общество. Кроме немцев туда могли за невысокую плату ходить кто хочет из юношей и детей. Дачники с удовольствием записывали своих детей в это общество. Три раза в неделю там по два часа обучали вольным движениям, упражнениям на снарядах. Во главе общества стоял немец Мейер, помощником его был Ланге. Чтобы иметь средства, общество устраивало в этом помещении по субботам и воскресеньям платные танцы. Отчетные выступления детей перед родителями происходили два раза в лето. Устраивались прогулки с играми. На длительные прогулки собирали по 20 копеек, бутерброды несли в бельевых корзинах. Где-нибудь давали детям молоко. Шли под барабан, толстый немец колотит палками по небольшому барабану. За отличие в гимнастических упражнениях давали значки общества, на которых были начальные буквы фразы «В здоровом теле здоровый дух». Местные крестьяне, кроме дохода отдач, зарабатывали на молоке, ягодах, грибах и даже воде. С водой в Мартышкине было плохо, колодцев при дачах мало, вот и развозили воду в бочках. Водовоз ежедневно привозил условленное количество ведер.

В двух верстах от Мартышкина в густом лесу был маленький монастырь святого Арефия* (* Речь идёт о военном кладбище с часовней св. Преподобного Арефы затворника Печёрского Чудотворца, построенной в 1898 году. В 1930-х годах кладбище с церковью было отдано под склад горюче-смазочных материалов Балтийского флота, существующий и в наши дни. К нему ведёт отдельная железнодорожная ветка от платформы Университет). Монахи накупили самоваров и под большими елками поставили столы и лавки. Дачники приходили с бутербродами, заказывали самовар, за 10 копеек малый, за 20 – большой. Сидят, пьют чай, воображают, что они в обители. Маленькая церквушка тоже имела доход от посетителей. Каждый считал нужным поставить свечку святому Арефию, который якобы помогал от каких-то болезней. Дачники в Мартышкине назывались «мартышками». Они весело проводили время: кругом были чудесные леса, парки. Много было ягод и грибов. Собирались компании; студенты, девушки, гимназисты старших классов, брали с собой бутерброды, лимонад, предприимчивый лесник устроил под елками столики и скамейки, торговал молоком и варенцом в горшках. Брали гитары, спиртного не брали, пить было не принято, особенно в присутствии девушек. И без вина было очень весело: пели, играли в горелки. Дачники были народ скромный, и мораль у них была строгая».

Засосов Д.А., Пызин В.И. «Из жизни Петербурга 1890-х - 1910-х годов. Записки очевидцев.

Дачное Мартышкино служило традиционным местом отдыха творческой интеллигенции. В частности, художников привлекали сюда красоты приморских пейзажей, близость мордвиновского, лейхтенбергского и ораниенбаумского парков. Илья Репин в 1883 году, живя в Мартышкине на даче, работал над знаменитым полотном «Не ждали». О знаменитых «Мордвиновских дубах» Ивана Шишкина речь ещё пойдет впереди. Бывали в Мартышкине Алексей Саврасов, Константин Сомов, Александр Бенуа, Евгений и Николай Лансере — художник и архитектор, жили здесь на даче и приезжали на отдых будущий организатор «Русских сезонов» в Париже Сергей Дягилев, литераторы Николай Некрасов и Иван Панаев, Толстые – Лев Николаевич и Алексей Константинович. Летом 1858 года писатель Дмитрий Григорович привёз на дачу к Некрасову и Панаеву в Мартышкино французского романиста Александра Дюма, автора известных произведений всех времён и народов «Королева Марго», «Три мушкетёра», «Граф Монте-Мрам Тийснекка Кристо» и др. В 1934 году в Мартышкине был похоронен Михаил Матюшин – один из знаменитых русских авангардистов начала XX века.

Параллельно с русским Мартышкино продолжало существовать и финское Тюрё – в рамках одного и того же селения. В 1845 году здесь родился Абрам Тийснекка – учитель, журналист, церковный и общественный деятель Ингерманландии. В Мартышкине до сих пор сохраняется родовой дом Тийснекка.* (* Тийснекка – фамилия русского происхождения (Птичниковы). Так члены этой семьи были прописаны в паспортах. В старом Мартышкино было несколько домов Тийснекка. Из тюрёсских Тийснекка происходит известная американская фотохудожница Марианна Матвеевна Волкова – супруга музыковеда Соломона Моисеевича Волкова).

С этими местами связано и одно из важных событий в национальной истории ингерманландских финнов. 2 июня 1908 года Тюрё стало местом проведения очередного песенного праздника, организованного Обществом трезвости и другими действовавшими тогда в царской России национальными организациями ингерманландцев. О летних ингерманландских народных праздниках, приуроченных к Иванову дню (по-фински juhannus), и их важной роли в жизни финской Ингерманландии мы ещё будем говорить в других планируемых книгах этой серии. Для ингерманландцев такие праздники играли и продолжают играют сейчас весьма значительную позитивную роль. Современный Юханнус – это то место, где можно раз в году собраться вместе, побывать среди своих соплеменников. Можно сказать даже так, что возрождение Ингерманландии по-настоящему началось в 1989 году с проведения, после долгих лет вынужденного перерыва, общеингерманландского песенного праздника в Колтушах под Ленинградом.

Из книги А.Сырова 
«Забытые достопримечательности южного берега Финского залива».

Продолжение следует.

5.12.17 г., 23.05

Для размещения сообщений, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.
Вернуться к списку публикаций

Забыли пароль
Зарегистрироваться

Вверх