Наш край
14 декабря 2018

От Университета до Мартышкино

За окраиной зелёного массива Сергиевки начинается открытое пространство. Это бывшие поля немецкой Ораниенбаумской колонии. Сразу за ними следует парк Мордвиновка. Железная дорога, идущая в глубокой выемке, разрезает посёлок Мартышкино на северную (приморскую) и южную части. Вдоль железнодорожной. линии от Университета до Мартышкино сохранились уникальные объекты – пять железобетонных мостов недостроенной Ораниенбаумской электрической железной дороги (так называемой Оранэлы). Четыре из них перекинуты между насыпными земляными валами, образовавшимися при строительстве «большой» железной дороги в 1860-х годах, пятый же пересекает железнодорожную линию и ныне используется как автомобильный мост.

МАРТЫШКИНО. Исторические сведения

Значительный по площади и населению (особенно летом) посёлок Мартышкино является одной из самых интересных местностей в окрестностях Петербурга. Находясь «в тени» своих именитых соседей — Петергофа и Ораниенбаума, он во многом представляет terra incognita для среднестатистического туриста, а здешние многочисленные достопримечательности – от каменной финской церкви до заброшенного «склепа Броуна» — знакомы лишь краеведам-профессионалам. Овеянный романтикой многовековой истории, посёлок Мартышкино расположен на высокой береговой террасе, которая в этих местах делает изгиб в виде латинской буквы S. Вдоль берега Финского залива в посёлке проходит шоссе Петергоф-Ораниенбаум. Это один из участков исторической Петергофской дороги, в пределах посёлка носящий название Морской улицы.

Земли Мартышкино были заселены ещё в глубокой древности – об этом свидетельствует клад западноевропейских монет XI столетия, который был найден в окрестностях селения в первые послереволюционные годы. Древнейшие жители этих мест принадлежали к прибалтийско-финскому народу ижора (самоназвание — ingerikko, подробнее см. стр. 281). Однако уже в XIX столетии мартышкинские ижоры таковыми себя не называли – только «русскими». Легенда, записанная в 1996 году ломоносовским краеведом Константином Ульяночкиным со слов поэтессы Елены Мальцевой (Локки), этнической ижорки, повествует, что у лежащего в Мартышкине на берегу моря валуна в годы Великой Отечественной войны местные женщины ловили рыбу, чтобы прокормить раненых в ораниенбаумских госпиталях. В советское время женщины-ижорки, взяв немного продуктов в платочке, тайно приходили сюда просить о детях. Поэтому, одно из нынешних названий валуна – Детский камень. Можно предположить, что мартышкинский валун был почитаем у местного языческого населения ещё в глубокую старину.

В XVII веке на южный берег Финского залива переселилось значительное количество финнов-эюрямёйсет – выходцев из центральной части Карельского перешейка. В 1640 году здесь был основан лютеранский приход и построено первое здание церкви. По-фински эта местность носит название Туrо. Происхождение этого древнего топонима остаётся довольно неясным; в шведском языке название трансформировалось в Тюрис.

В самом центре Мартышкина, у Морской улицы, соединяются два глубоких оврага. По обоим протекает небольшой ручей, впадающий в залив. Деревня Тюрё семнадцатого столетия состояла из двух частей, одна из которых располагалась у места слияния оврагов, у домов № 4-12 по Нагорной улице, а вторая – ниже по течению ручья, близ его пересечения с железной дорогой. От Тюрё на юг, через деревню Раполово на Троицкой горе, шла дорога к населённым пунктам Бабьего Гона. К востоку от домов деревни Тюрё стояла лютеранская кирка (церковь) с усадьбой пастора и двором звонаря. Приход Тюрё был основан при шведском правлении в 1640 году, примерно тогда же появилось и первое церковное здание – классическая базилика с колокольней. Первым тюрёским пастором стал Хенрикус Маттиус, переведённый сюда из близлежащего прихода Туутари (Дудергоф). В 1703 году, спасаясь от петровских войск, Тюрё покинул капеллан Петрус Монделиус. При новой власти богослужения довольно скоро возобновились, причём теперь в церкви служил капеллан из прихода Сойккола (Сойкино) Отто Бергман, бежать не успевший, а потому взятый в плен русской армией.

История русского Мартышкина берёт начало с основания в этих местах петровских кирпичных заводов. Точное время этого события неизвестно. Впрочем, к 1720 году относится известие о жестокой драке с поножовщиной между рабочими, произошедшей в местном кабаке. Это позволяет определить, что тогда заводы уже существовали. От придорожного кабака, существовавшего в Тюрё со шведских времён, вероятно, происходит и само необычное название Мартышкино. Достоверно установлено, что в начале XVIII века на Петергофской дороге у нынешней усадьбы Михайловка имелось кабацкое заведение с весёлым названием «Мартышка». Вполне возможно, что это название народная традиция могла соотнести и с кабаком в Тюрё. Тем не менее, имеют право на существование и другие топонимические версии. В частности, словом «мартын» или «мартыш» в старину называли всех водоплавающих птиц, в том числе многочисленных в этих местах чаек, крачек... В XVIII веке русское население Мартышкина быстро увеличивалось. При Екатерине II здесь уже существовала православная часовня, которую в конце следующего столетия сменила полноценная церковь.

В 1748-1749 годах на основании разрешения, полученного пастором Геркепеусом от российской императрицы Елизаветы I, в Тюрё – Мартышкино взамен обветшавшей строится новая кирка, также деревянная. Здание было выполнено по проекту плотника Франца Броуера и стояло на берегу ручья, в районе нынешнего Тупикового переулка. Под стенами храма вскоре возникло и новое лютеранское кладбище.

Важнейшим событием в истории Мартышкина стало строительство в центре деревни новой лютеранской церкви, теперь уже каменной. Это произошло в 1829-1831 годах. Кирка, построенная архитектором Адамом Менеласом (некоторые источники приписывают авторство здания архитектору Шарлеманю I-му), была освящена во имя святого Иоанна.

В первой половине 1860-х годов тихую размеренную жизнь крестьянско-заводского Мартышкина навсегда прервал гудок паровоза. После открытия железной дороги местные жители начали сдавать свои дома горожанам в наём на лето. Несколько позднее в деревне развернулось строительство собственных дач. Вскоре летняя жизнь в Мартышкине била ключом. Дачные дома здесь были роскошных вилл до обычных крестьянских изб или пристроек к ним. Выезжать на дачу начинали примерно с середины мая, уговорившись с хозяевами заранее. По приезде сразу же заключали устное соглашение с молочником, булочником и мясником – когда, что и сколько будут брать. Местные жители продавали дачникам молочные продукты, грибы, зелень. Удобство сообщения со столицей в Мартышкине селились люди, которым по роду деятельности приходилось часто бывать в городе: чиновники, представители творческой интеллигенции и т. д.

Исчерпывающее описание дачного Мартышкина тех лет содержится в книге Дмитрия Андреевича Засосова и Владимира Иосифовича Пызина «Из жизни Петербурга 1890-1910-х годов». Благодаря этому труду фамилии «Засосов и Пызин» будут всегда стоять в истории краеведения города на Неве вместе – как Амундсен и Скотт в летописи покорения полярных широт, Каменев и Зиновьев в политике, Проктер и Гэмбл в бизнесе.

Из книги А.Сырова 
«Забытые достопримечательности южного берега Финского залива».

Продолжение следует.

2.12.17 г., 15.50

Для размещения сообщений, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.
Вернуться к списку публикаций

Забыли пароль
Зарегистрироваться

Вверх