Наш край
20 октября 2018

Красная Горка

Газета "Балтийский луч" № 47 от 24 ноября 2017 года

Продолжение. 

В 1710 году район Красной Горки стал местом сосредоточения русского флота перед решающим переходом к шведскому Bыборгу. Корабли Петра ожидали здесь наступления благоприятной ледовой обстановки. Многим известно полотно Ивана Айвазовского «Пётр I при Красной Горке, зажигающий костёр на берегу». В основу сюжета картины положен эпизод, когда царь, находясь на борту своей яхты «Лизетта», лично нашёл укрытие ото льдов и подал об этом сигнал своему флоту.
В петровское время на Красной Горке появился известный многим поколениям моряков маяк. 23 мая 1790 года вблизи красногорского берега состоялось сражение между флотами Екатерины II и шведского короля Густава III. В годы Крымской войны здесь маневрировал объединённый англо-французский флот, так и не решившийся на прорыв к Петербургу. С обрывистого двадцатиметрового берега Красной Горки хорошо просматривается вся акватория Финского залива до его северного берега. Именно поэтому с появлением в начале XX столетия дальнобойных морских орудий это место было выбрано для сооружения мощного артиллерийского форта. С вводом его в эксплуатацию Кронштадт оказывался вне зоны действия корабельных орудий вероятного противника – кайзеровского Hochseeflotte (Флота Открытого моря).
Напротив форта Красная Горка на побережье автономного Великого княжества Финляндского появился его брат-близнец – форт Ино. Вскоре форт Красная Горка был переименован в Алексеевский – в честь наследника престола, а Ино в Николаевский – в честь самого императора. В конструктивном отношении форт Алексеевский представлял собой более чем километровой длины карьер, вырытый параллельно берегу. Внутри, за бетонными стенами толщиной от трёх до четырёх метров и двухметровыми перекрытиями размещались казематы, артиллерийские погреба и казармы. На своде крепости во вращающихся броневых башнях и на открытых позициях были установлены крупнокалиберные орудия. Артиллерия Красной Горки могла посылать тяжёлые 12- и 10-дюймовые снаряды на расстояние до пятидесяти километров. Личный состав форта насчитывал свыше тысячи человек. Имелись автономная система водоснабжения, электростанция, телефонная сеть.
С суши форт прикрывала мощная линия обороны с пулемётными и орудийными гнёздами, бункеры с броневыми брустверами, многокилометровые линии проволочных заграждений, а в более поздние времена – непроходимые минные поля.
Полувековая история форта Красная Горка — настоящая летопись подвигов и трагедий. В Первую мировую войну германские корабли в Финском заливе так и не появились. Вход в него был наглухо перегорожен минными полями, прикрытыми от траления огнём четырёх российских линкоров-дредноутов и артиллерийскими позициями Гангута и Ревеля. Летом 1918 года, во избежание возможного захвата германскими войсками, форт был заминирован. Далее случилась вещь, в послереволюционном хаосе закономерная: 19 августа 1918 года в 21 час 40 минут Красную Горку потряс страшный взрыв. На воздух взлетели 10- и 6-дюймовые батареи. До сих пор поросшие мхом глыбы бетона в лесу и на берегу напоминают о плодах той давней глупости или измены. Летом и осенью 1918 года артиллерия Красной Горки часто открывала огонь по 6-дюймовой батарее в районе селения Пуумола на другом берегу залива. Последняя представляла собой береговой форпост, призванный защитить форт Ино от высадки вражеского десанта. В1918 году Ино был взорван, однако Пуумолу финским белым всё же удалось захватить, и орудия этой батареи эпизодически обстреливали суда советской России. В мае 1919 года в Финский залив вошла эскадра «владычицы морей». Британцы поддерживали действия белогвардейской северо-западной армии генерала Александра Родзянко, племянника председателя последней царской государственной думы, когда эта армия совместно с эстонскими частями Йохана Лайдонера и ингерманландским батальоном двинулась на Петроград.
На последнем из упомянутых воинских соединений хотелось бы остановиться подробнее. Ингерманландский батальон был сформирован по этническому признаку из ингерманландских финнов, уроженцев Петроградской губернии. Инициатором его появления стал так называемый временный комитет управления Ингерманландией — организация ингерманландских национальных активистов, движимых идеей создания автономии или даже провозглашения независимого государства Ингерманландия, считавших Петроград ни много ни мало как «центром русской мерзости, который вскоре может задушить будущее Ингрии и отравить жизнь ингерманландского народа».* 
* Цит. по: Мусаев В.И. Политическая история Ингерманландии в конце XIX-XX веке. СПб, 2004 г. Стр. 99-100.
Участие ингерманладского батальона в активных боевых действиях началось 15 мая 1919 года высадкой десанта с кораблей эстонского адмирала Питки в Лужской губе. Преды-дущая попытка высадиться у деревни Косколово была отбита местным отрядом под командованием «красных ижор» Трофимова и Афанасьева. 18 мая под пулемётным огнём со стен Копорской крепости ингерманландцы потеряли 43 рядовых и 4 офицеров, в том числе командира батальона капитана А.Тюнни – брата известного деятеля ингерманландского национального движения Каапре Тюнни. Батальон был отведён на переформирование и стал называться полком, его возглавил финский майор Уйманен. Ингерманландскому полку суждено было сыграть в развернувшихся вскоре вокруг Красной Горки событиях заметную роль.
В ночь на 13 июня комендант Красной Горки, 22-летний бывший поручик Неклюдов с группой сообщников поднял мятеж, на который его спровоцировало обещание помощи со стороны англичан. Коммунисты были арестованы, часть из них расстреляна. Тайный монархист Неклюдов являлся выборным командиром. В февральские дни 1917 года он, командуя 5-й пулеметной ротой и понимая бессмысленность сопротивления народной стихии, передал революционным солдатам пулемёты, чем и заслужил доверие как со стороны непосредственных подчинённых, так и со стороны новой власти. Днём 13 июня, согласно воспоминаниям бойца ингерманландского полка Олликайнена, 37 человек из разведгруппы батальона и 150 добровольцев из числа крестьян деревень Сойкинского полуострова заняли Лебяжье. Получив информацию о мятеже, ингерманландские разведчики рискнули войти на Красную Горку.
Английский адмирал Коуэн вручил командиру полка майору Уйманену записку: «Я восхищаюсь Вашим победоносным руководством при захвате форта Красная Горка...». Однако ни у мятежников, ни, тем более, у ингерманландского отряда не было высококлассных артиллеристов, способных на равных вести дуэль с другими фортами Кронштадта и кораблями Балтфлота. Прибывший в Ораниенбаум член реввоенсовета И.В.Сталин, в своей фирменной манере, принял энергичные меры по устранению угрозы Петрограду. По Красной Горке открыли огонь линкоры «Петропавловск» и «Андрей Первозванный», другие корабли и форт «Риф». Авиация сбрасывала на форт бомбы и листовки. В ночь с 15 на 16 июня красные разведчики вошли в опустевшую Красную Горку. Неклюдов бежал в ставку Родзянко, где, по версии прославляющего полководческий гений Иосифа Виссарионовича фильма «Незабываемый 1919 год» (лидер советского кинопроката 1951 года), застрелился на глазах у своего отца, бывшего генерала царской армии.
Неудачно сложилась и судьба борцов за независимую Ингерманландию. На контролируемых ингерманландцами территориях временный комитет управления Ингерманландией пытался создать национальную власть. Это обострило отношения между Родзянко и эстонским командующим Лайдонером. Белый генерал потребовал гарантий того, что Эстония не будет поддерживать идею независимой Инкери. В свою очередь, многие члены временного комитета не желали иметь дело с русскими даже как с братьями по оружию в борьбе с большевиками. Раздоры между белогвардейцами, эстонскими властями и ингерманландскими активистами послужили одним из факторов, в конечном итоге приведших северо-западную армию к отступлению в Эстонию. В конце февраля-марте 1921 года орудия Красной Горки приняли активное участие в подавлении кронштадтского мятежа. Любопытно, что зачинщиками этого выступления стали матросы линкоров типа «Севастополь» – те самые, которые в феврале-марте 1917 года учинили дикую расправу над своими офицерами в Гельсингфорсе... Как ни пыталась замалчивать этот факт официальная советская историография, но в 1921 году неотёсанные крестьянские новобранцы составляли не более семи процентов списочного состава экипажей этих кораблей. Раздавив кронштадтских мятежников, ленинское правительство попросту калёным железом выжгло гнездо разгульной и жестокой вольницы, опасной для любого государства. И ныне будет весьма неуместно проливать крокодиловы слёзы по поводу злой участи «кронмятежников», попавших в лапы советского правосудия. Жизнь воздаёт по заслугам каждому, и да поднявший меч от меча в конце концов и погибнет...
В зимнюю войну 1939-1940 годов орудия форта Краснофлотский, как с 1919 года стала называться Красная Горка, причинили немалый ущерб железнодорожным узлам и артбатареям финнов.
Ораниенбаумский плацдарм 1941-1944 годов... При взгляде на карту видно, что его территория чётко ограничивается радиусом огня артиллерии главного калибра Красной Горки. Впервые 12-дюймовые батареи форта начали стрелять по противнику 31 августа 1941 года, рассеяв скопление моторизованных частей немцев под Копорьем.
В 1962 году, в связи с развитием ракетного оружия, артиллерия Красной Горки была демонтирована, а сам форт превратился в хранилище недорасстрелянных боекомплектов в подземных погребах.
Открытый в 1970-х годах на территории форта музей береговой обороны Балтийского флота ныне официально не функционирует, так как ещё в 2004 году силами МЧС было начато извлечение из земли боеприпасов, незавершённое и по сей день, однако часть объектов под открытым небом находится на своих местах.
 

Из книги А.Сырова «Забытые достопримечательности южного берега Финского залива».

26.11.17 г., 22.55

Для размещения сообщений, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.
Вернуться к списку публикаций

Забыли пароль
Зарегистрироваться

Вверх