Наш край
17 августа 2018

В аллеях старинной усадьбы

Расстояние между станцией Старый Петергоф и платформой Университет столь незначительно, что пассажирам, стоящим на одной из этих остановок, хорошо видны перроны другой. Причина такого близкого расположения уходит своими корнями в дореволюционный период, когда для удобства дачной публики между станциями Старый Петергоф и Ораниенбаум на участке длиною в шесть верст были обустроены шесть (!) маленьких платформ: Лейхтенбергская, Ораниенбаумская колония, Мордвиново, Мартышкино, Олинская и Халитовская. Их обслуживали курсировавшие летом между Новым Петергофом и Ораниенбаумом особые дачные поезда, состоявшие из маленького паровоза и прицепленного к нему двухэтажного вагона с лестницами-«империалами», как у конки. Паровозы издавали характерные свистки, за которые пассажиры прозвали их «кукушками». В революционные 1920-е годы обезлюдевшие платформы были демонтированы. В конце 1960-х годов, в связи со строительством в Петродворце загородного комплекса Ленинградского университета, на месте бывшей платформы Лейхтенбергская обустроили новый остановочный пункт.

Платформа Университет находится между парком бывшего имения Лейхтенбергских Сергиевка, который и составляет главную достопримечательность здешней местности, и расположенными к югу от него корпусами Университетского городка. Любопытно, что по проекту в станционный комплекс должен был входить пешеходный тоннель, который, однако, не построен до сих пор.

Усадьба Сергиевка – свадебный подарок Николая I старшей дочери Марии, вышедшей замуж за герцога Максимилиана Лейхтенбергского. До этого земли будущей Сергиевки сменили много владельцев, в числе которых были несчастный царевич Алексей Петрович, а также – ирония судьбы – бывший денщик Петра и позже генерал-аншеф Александр Иванович Румянцев, сыгравший важную роль в приезде Алексея Петровича из-за границы. Позже здешние места перешли к сыну царского денщика Петру Александровичу, ставшему позднее известным как фельдмаршал Румянцев-Задунайский, один из великих полководцев XVIII столетия, победитель турок при Ларге и Кагуле.

Парк Сергиевка, разбитый по плану знаменитого петергофского садовника Эрлера, был устроен на основе прежде существовавшего хвойно-лиственного леса, дополненного сложной системой прудов на речке Кристательке и сплетением специально проложенных пейзажных дорог. В наши дни парк бывшего имения Лейхтенбергских – одно из самых великолепных мест для прогулок в окрестностях Санкт-Петербурга. Отдалённость от жилых кварталов Петергофа и Ломоносова гарантирует уединение экскурсантов, а извивающиеся вдоль прудов аллеи время от времени, как бы ненароком, выводят к руинам и другим интересным достопримечательностям.

Войти в парк можно по трём основным маршрутам. Первый из них, со стороны Старого Петергофа и Собственной дачи. Второй маршрут предназначен для туристов, приехавших на автомобиле (заезжаем с шоссе и паркуемся у фермы) или маршрутном такси по Ораниенбаумскому шоссе. Однако же наиболее предпочтителен третий маршрут, в самом начале которого вышедший из душной электрички пассажир с разбегу окунается в густую, обволакивающую тишиной и прохладой зелень старинного парка. От самой платформы прямая и широкая аллея ведёт к первому из мостов на прудах. По сторонам аллеи – густые заросли папоротника-орляка. Это растение, одно из древнейших на планете, для посвящённых является одним из изысканнейших деликатесов. Папоротник можно легко разыскать в наших северных лесах, однако его кулинарное употребление известно немногим. Это настоящая забытая достопримечательность. В пищу годятся только молодые, ещё не развернувшиеся побеги – так называемые улитки. Их собирают весной, в конце апреля-начале мая. В Китае, Корее и Японии папоротник используют в пищу наподобие европейских спаржи или маслин, заготовляют впрок в солёном или маринованном виде. Весьма хорош папоротник, тушёный в жирном молоке, предпочтительно козьем, с добавленными по вкусу мясом или овощами...

Перейдя через мост, нужно держаться левой стороны, а подойдя к северной оконечности Большого пруда, – правой. Извилистая дорожка выводит к таящемуся в зарослях кустарника остову церкви святой Екатерины. Прямоугольную в плане постройку в народе часто называют «руинами капеллы». Это в корне неверно, так как храм, построенный по проекту Андрея Штакеншнейдера в 1843 году, всегда был православным. Правда, единственным признаком его принадлежности к государственной церкви империи служили церковнославянские надписи на фасадах, что и объясняет происхождение легенды о капелле. Над кровлей облицованного мрамором здания возвышалась фигура ангела с крестом, другие скульптурные ангелы украшали окна церкви. Перед входом в храм находилась статуя евангелиста Иоанна Богослова. Краснокирпичные руины церкви стоят на южной оконечности вытянутого в меридианальном направлении луга, на другой стороне которого возвышается бывший дворец герцогов Лейхтенбергских – главное сооружение парка Сергиевка. В лесном массиве, который примыкает к восточной стороне луга, до революции можно было видеть так называемый Китайский дом с беседкой и ледником – экологически чистым предшественником современных холодильников. Эти сооружения сохранялись от бывшей здесь в старые времена усадьбы Нарышкина. С западной стороны луга, на краю глубокого оврага стоял Чайный павильон – терраса с двумя небольшими комнатами и увитой плющом перголой.

Дворец Лейхтенбергских, выдержанный в неогреческом или помпейском стиле, был сооружён Штакеншнейдером – признанным мастером этого модного в николаевское время архитектурного направления. Здание с распахнутыми в парк галереями окружено портиками, перголами, и в целом напоминает античную виллу первого века до н.э. где-нибудь на Аппиевой дороге. Кстати сказать, при строительстве его были использованы подлинные антики, в том числе два мраморных портика со стороны парка, которые сохранились до нашего времени (один из них, правда, сильно разрушен). После революции в усадьбе была размещена биологическая станция университета. Сейчас здание эксплуатируется её преемником – НИИ биологии СПбГУ. Относительная сохранность дворцово-паркового ансамбля – заслуга не одного поколения работавших здесь ученых-биологов. Дворец подвергался плановой реставрации в 1965-м и в начале 1970-х годов. Недавно был полностью воссоздан его северный фасад, обращённый в сторону залива.

От дворца, через просеку с одиноко стоящим деревом, открывается чарующий вид на Финский залив. Если туристы спустятся с террасы, то в прибрежной зоне их ожидает знакомство с ещё двумя забытыми объектами. Это краснокирпичные руины паровой водокачки – чуда дворцовой техники начала XX века, а также расположенный рядом с ними валун-скамья. Некогда, поднимаясь на него по специально вырубленным ступенькам, господа обозревали морские просторы. Здесь же, у моря, находилась и настоящая католическая капелла, которая, в отличие от Екатерининской церкви, была деревянной. К юго-востоку от Лейхтенбергского дворца находятся Гофмейстерский (Кавалерский) и Кухонный служебные корпуса, вслед за которыми вскоре начинается другой парк – Собственная дача в Старом Петергофе.

Наш же путь продолжается в западном направлении от дворца – к кульминационному месту всего Сергиевского ансамбля. Центр парка разрезан надвое глубоким оврагом. В русле восточного рукава речки Кристательки устроен каскад прудов с плотинами и мостами, склоны оврага украшены гранитными спусками. В ложе оврага, как раз напротив дворца, когда-то находились многочисленные статуи и небольшие «семейные» памятники: принц Максимилиан Лейхтенбергский привёз из Германии множество скульптур; сам он, будучи президентом академии художеств, стремился превратить Сергиевку в «оазис искусства». Его супруга также была не чужда подобных увлечений: по смерти мужа она заняла его место в академии, а впоследствии приняла звание председательницы «Общества поощрения художеств». В числе прочих в овраге стоял обелиск Александру I и его супруге Елизавете Алексеевне, в советские годы перенесённый в петергофскую Александрию и названный там «Памятником работным людям». Сейчас от скульптурного убранства оврага сохранились два постамента.

Валун «СТАРИК», или «Голова Самсона». Нетронутым временем остаётся в овраге и один из самых удивительных объектов окрестностей Петербурга. Это огромный, ушедший в землю валун с высеченным на нём человеческим лицом. У основания камня из-под земли бьёт небольшой родник. История «оскульптуривания» этого реликта ледниковой эпохи покрыта мраком. По одной из легенд, гигантскую голову из валуна изготовил некий немецкий колонист ещё в догерцогские времена, причём чуть ли не с благословления императора Павла, и позднее именно эта диковина вдохновила «солнце русской поэзии» на создание образа живущей своей жизнью отрубленной головы богатыря в поэме «Руслан и Людмила».

Прямо противоположная (и, надо признаться, более правдоподобная) версия считает голову «вторичной» по отношению к поэме Пушкина. Если хорошо присмотреться, то на переносице каменного изваяния можно заметить отверстие, которое, вероятно, служило для крепления металлического шлема. Обмеры головы, произведённые петербургским художником Владимиром Зерновым, также позволяют утверждать, что когда-то у засыпанного землёй гранитного исполина имелся некий головной убор...

Перейдя через овраг, туристы попадают на поляну с вековыми дубами, многие из которых, к сожалению, находятся уже в плохом состоянии. Дорога в западном направлении приводит к домику привратника, который ещё называют Английским. Строение расположено у каменного моста через ручей с прудом. Выше по течению ручья находится небольшой Банный домик. Прямая аллея ведёт мимо дворцовых оранжерей на западном берегу пруда, ныне занимаемых лабораторией ихтиологии биолого-почвенного факультета СПбГУ, к романтической ферме, сложенной из диких камней. До войны второй деревянный этаж этого здания был выдержан в традиционном на поляне парка Сергиевка. Здесь парк Сергиевка заканчивается и начинается бывшая Ораниенбаумская колония, а сразу за нею – Мордвиновский парк. Он расположен уже на восточной окраине посёлке Мартышкино.

...На противоположной от Сергиевки стороне железной дороги над кронами деревьев возвышаются многоэтажные корпуса петергофского Университетского городка. Здесь, в загородной местности, работают механико-математический, физический, химический, ряд других факультетов и подразделений Санкт-Петербургского государственного университета.

 

ТУШЁНЫЙ ПАПОРОТНИК (рецепт автора).

Папоротник промыть (солёный вымочить) в холодной воде, отжать, перебрать и порезать. Картофель очистить и нарезать маленькими брусочками. Папоротник слегка обжарить на растительном масле, добавить картофель и тушить под крышкой до полуготовности, в конце добавить молоко (сметану) и довести блюдо до готовности.

Ингредиенты (на три порции): картофель (предпочтительно молодой) – 0,4 кг, свежий или солёный папоротник-орляк – 0,5 гр., козье молоко 3,5-6,0% или сметана – 1 стакан, кукурузное или рапсовое масло для жарки.

Из книги А.Сырова 
«Забытые достопримечательности южного берега Финского залива».

19.11.17 г., 15.40

Для размещения сообщений, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться.
Вернуться к списку публикаций

Забыли пароль
Зарегистрироваться

Вверх